«Действительно гениальное родится от жанра»

25 Февраль 2013
«Действительно гениальное родится от жанра»

Главный продюсер ТВ сериалов украинского канала «1+1» Елена Васильева, курировавшая сценарную разработку англоязычных проектов кинокомпании «Базелевс» в Лос-Анджелесе, в интервью CINEMOTION рассказала о том, почему жанровые ограничения только на пользу сценаристу.

Сinemotion: В чем, на ваш взгляд, главное отличие работы над сценарием в США и России/Украине?

Елена Васильева: В США редакторы не переписывают за авторами тексты. Разница в работе скорее организационная и институциональная. С точки зрения процесса, единственная ощутимое отличие — это этап подробного поэпизодника, который все-таки характерен для технологичной многосерийной продукции, а не для штучных концептуальных историй. На уровне разработки идеи продюсер или его редакторы встречается с авторами, обсуждают идеи, авторы приносят свое видение. Эта работа бесплатная, являющаяся частью отношений студия-продюсер-агентство-автор. Поскольку агенты сценариста отслеживают, что дальше происходит с проектом, авторы в значительной степени защищены — продюсеры не могут просто воспользоваться результатами питчинга, избавившись от автора. У нас — в России и в Украине — роль агентств гораздо менее выражена, авторы и продюсеры общаются напрямую. Иногда это здорово ускоряет процесс, но в конечном итоге это не в интересах автора, на мой взгляд.

И, как показывает практика, не всегда это и в интересах продюсера. С точки зрения организации работы на ТВ, в Америке требуется умение работать в команде — в writers’ room. Даже если ты пишешь один и дома, ты должен уметь подчинять свое творчество интересам процесса. В США каждый участник процесса создания сценария понимает, что его будут переписывать. И авторы умеют к этому спокойно относиться.

С: Где продюсер более вовлечен в процесс разработки сериала — в России/ на Украине или в США? Где у сценариста больше творческой свободы?

ЕВ: Если речь идет о шоураннере, то, конечно, в США. Шоураннер и есть шоу, даже если не «пишет» ни одной серии, а только получает за него награды. Все разрабатывается под его руководством — все линии и синопсисы. И последний проход по диалогам — тоже его, но до этого с текстом работает главный автор + один из исполнительных продюсеров шоу. Вообще этот «массовый» проход по тексту — это и есть сила американского процесса. И, конечно, съемка по одной серии!

С: Отличается ли средний процент реализованных проектов от числа разрабатываемых в России/в Украине от США?

ЕВ: Да, в Америке авторы, которые действительно решили посвятить себя делу, пишут полдесятка сценариев и даже не задаются вопросом, когда их кто-нибудь купит или, тем более, реализует. Относят это к периоду ученичества. Хотя, конечно, есть авторы, которые продали и первый, и все остальные свои сценарии. Но при этом не имеют фильмографии. Огромное количество сценариев не реализуется. По оптимистичным подсчетам, эта цифра составляет около 80%. Лучше об этом не думать.

С: Сегодня многие жалуются на отсутствие настоящего героя — «Героя нашего времени» в кино и на ТВ. Согласны ли вы с этим? Если да, то с чем, на Ваш взгляд, это связано? Кто бы мог быть сегодня идеальным героем драмы/драматического сериала?

ЕВ: Когда я училась в советской школе, эта тема тоже была актуальной. Думаю, «героя», выразившего время, можно увидеть уже на излете «времени». Для США, думаю, это «время» будет связано со значительными изменениями классических структур госустройства — отсюда такой острый интерес к осмыслению сюжетов, связанных с радикальной реорганизацией общества и установлением «новых» социальных норм, к пониманию, по каким правилам будет функционировать общество, если его привычный каркас развалится. «Голодные игры», «Революция», «Остаться в живых» посвящены обострению и без того любимых в Америке вопросов — что будет если оставить людей самих по себе, без институтов подавления и сдерживания?

С: Как, на Ваш взгляд, создать такого героя, который найдет отклик у большинства зрителей?

ЕВ: Думаю, единственное, что резонирует, это подлинная эмоция. Какой она будет — «смотрите, как трудно пришлось этому мальчику!» или «смотрите, как умеет эта девочка!» — не важно, главное, чтобы это была правда. Ну, и, конечно, жанр, жанр и еще раз жанр. На мой взгляд, действительно гениальное родится от жанра, потому что он задает ограничения.

С: На западном телевидении трендом стали исторические драмы. Видите ли Вы аналогичные тенденции на нашем телевидении?

ЕВ: В США исторические драмы — все-таки тренд кабельного телевидения, а проекты Джулиана Феллоуз «Аббатство Даунтон» и «Титаник» — это тоже нишевый бренд автора «Госфорд Парк». «Тюдоры», «Борджиа» и «Аббатство Даунтон», а затем и «Подпольная империя», «Безумцы», феноменально успешный в России и Украине «Великолепный век»/«Роксолана» — погружение в текстуры другой эпохи, отличаются от проектов-историй о пути исторического героя или о приключениях вымышленного персонажа на фоне известных исторических событий. Исторические проекты, как это ни несправедливо по отношению к настоящей истории, «работают» именно когда они анахронистичны по сути, то есть повествуют о чем-то характерном и важном для современного зрителя. Вот «Роксолана» уже несколько десятков серий успешно решает самый актуальный для российских женщин вопрос — как трансформировать гражданский брак в официальный.

 С: Над какими проектами Вы сейчас работаете в 1+1? Что для канала является приоритетом?

ЕВ: Сейчас мы заканчиваем двенадцатисерийную лирическую комедию «Давай поцелуемся» с Юлией Такшиной («Не родись красивой», «Неадекватные люди») и Артемом Ткаченко (Zолушка, Меченосец) в постановке Сергея Чекалова. В 2013 году у нас запланирован ряд проектов, как форматных, так и оригинальных. Самым масштабным из них будет проект о невероятных приключениях Софьи Потоцкой — ткуртизанки, шпионки, светской дамы. Кто сыграет эту удивительную женщину, пока говорить рано, но кастинг скоро начнется

С: Разрабатывая сериалы, Вы ориентируетесь только на предпочтения украинской аудитории или делаете более универсальный продукт, в том числе и для российского рынка?

ЕВ: 1+1 — современный украинский канал, ориентированный на будущее своей страны, но продукт, ориентированный на универсальные человеческие ценности и проблемы, особенно в сложно-постановочных повествовательных жанрах — это единственная возможность для нас быть конкурентно способным и современным обладателем контента.

С: В России жалуются на острую нехватку сценаристов. Как с этим обстоят дела в Украине?

ЕВ: В Украине много талантливых, энергичных, восприимчивых профессионалов, хотя утекание кадров в Россию — на более развитый сериальный рынок, тоже налицо. К счастью, мы имеем возможность работать как с украинскими, так и с российскими и израильскими авторами.

 С: Вы разрабатываете проекты только на основе собственных идей или принимаете заявки от авторов? Если да, как устроен этот процесс?

ЕВ: В идеальном мире первичные отношения канала — это отношения с продюсерами, которые приносят на канал «пакет» — идею, режиссера, звезду, прекрасного автора, но в реальности, конечно, мы постоянно рассматриваем заявки, сценарии, прозу самых разных авторов — от маститых до начинающих. Актуальность материала — заявка, сценарий, синопсис сезона — зависит от формы отношений и состояния репертуарной корзины заказчика. Я бы советовала авторам не бояться писать и интересоваться, в какой форме канал сотрудничает с авторами.

С: Какие самые распространенные ошибки, на Ваш взгляд, совершают авторы, присылая Вам сценарные заявки и сценарии, делая питч проекта?

 ЕВ: Единственное, чего я бы не советовала авторам — это «вставать в продюсерские башмачки», то есть приписывать к заявке аргументы в пользу прибыльности проекта, его франшизного потенциала, высоких рейтингов похожих проектов. Яркая история и персонажи, любовь к проекту — даже если они оказались не в формате канала — самая лучшая рекомендация для автора. Творческое сообщество — уникальная среда с высокой «проводимостью», и, если вы не боитесь действовать, вас обязательно заметят.

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: