«Хочу, чтобы американские производители покупали права на наши сериалы»

08 Январь 2013
«Хочу, чтобы американские производители покупали права на наши сериалы»

Одним из самых обсуждаемых проектов прошедшего года стал сериал «Обратная сторона Луны» — адаптация английского формата «Жизнь на Марсе». Что нужно, чтобы снять сериал такого уровня, как осторожность канала может пойти на пользу проекту и почему на российском телевидении не появляются новые лица — в интервью CINEMOTION генеральный продюсер проекта Александр Цекало.

 

Сinemotion: «Обратная сторона Луны» является адаптацией популярного английского сериала «Жизнь на Марсе». Почему Вы остановили свой выбор именно на этом формате, ведь в Великобритании вышло всего два сезона, а американская версия продемонстрировала невысокие рейтинги и ABC не стал заказывать второй сезон?

Александр Цекало: «Жизнь на Марсе» полностью адаптировали в США и Испании. Мы же использовали драматургический ход — путешествие во времени, в которое отправляется главный герой после того, как его машина попала в аварию. Все остальное мы переписали, и ничего общего с английской версией «Обратная сторона Луны» не имеет. Когда мы поняли, что ход с возвращением в прошлое вернет нашего героя в Советский Союз, проект показался интересным, и мы решили его реализовывать. На самом деле, было желание снять сразу два сезона, но канал вел себя осторожно. Потом они посмотрели цифры, реакцию аудитории и заказали нам следующий сезон.

С: Насколько сложно было договориться с представителями BBC по поводу продажи прав?

АЦ: Трудность была только в том, что у BBC были сомнения в продаже прав именно нам, так как у нашей компании на тот период не было опыта производства сериалов, но все сложилось. Сомнения были и у «Первого канала», но, так как у нас есть удачный опыт производства телепрограмм, в нас поверили.

С: В одном из интервью, Вы сказали, что 90% современных сценаристов — это КВНщики. С чем Вы связываете такую ситуацию — с недостатками кинообразования в России или неумением продюсеров искать таланты в других местах, кроме КВН?

АЦ: Я никогда не задумывался, имеют ли сценаристы, с которыми мы работаем, специальное образование. Некоторые, я знаю, выпускники ВГИКа, а некоторые, и правда, выпускники КВНа. Иногда для того, чтобы писать сценарии, не обязательно иметь профильное образование. Университетом для человека может быть его собственная жизнь, а все остальное в нем заложено — способность красиво излагать свои мысли, талант. Люди, игравшие в КВН, имеют активную жизненную позицию, и неудивительно, что они успешно работают и на телевидении, и в кино, и в шоу-бизнесе. Те, кто стояли на сцене в 2000 году, сейчас уже руководители крупных компаний и авторских групп, продюсеры, режиссеры.

С: На телевидении из передачи в передачу переходят одни и те же ведущие. Как Вам кажется, почему не появляются новые лица?

АЦ: Раньше условно существовал список людей, приблизительно из 300 человек, которые переходили с канала на канал, из одной программы в другую. Это публичные люди: спортсмены, музыканты, актеры. Сейчас ситуация изменилась, потому что некоторые каналы привязали ведущих контрактами, чтобы они стали лицами канала и не имели права появляться в других передачах. Что касается новых лиц, то их, правда, довольно мало. Это проблема образования. В Москве есть порядка 10 телевизионных школ, где работают достойные люди, настоящие фанаты своего дела. Но поскольку все эти школы платные, то степень отбора там не очень жесткая. Хотя мне сложно судить, ведь я не преподаю. Я против платного обучения — если выбирать, то только на основе таланта. Также мне кажется, что срок обучения можно сократить с пяти лет до двух — если актер на втором курсе не проявил свой талант, то вряд ли он у него появится. Мне кажется, что в наших вузах нужно проводить мастер-классы иностранных режиссеров, а вот многие общие дисциплины, напротив, нужно убрать. Пусть актеры неграмотно пишут, но будут хорошими профессионалами. Наше образование развалено, разрушено. Нужно ставить памятники тем людям, которые находят время и ведут курсы, как, например, Сергей Соловьев, на чьем курсе много талантливых студентов. Например, Егор Баранов, который снял «Самоубийц», «Соловья-разбойника», а сейчас делает шоу Харламова и Батрутдинова на ТНТ. У выпускников Соловьева правильная жизненная позиция: они знают, чего хотят.

С: Почему же тогда, если на нашем телевидении не хватает звезд, мы не приглашаем их из-за рубежа, из Украины, например? Ведь многие звезды украинского шоу-бизнеса (в первую очередь музыканты) очень популярны в России.

АЦ: Действительно, складывается впечатление, что талантливых людей в Украине больше, каждый год там появляются новые лица. Что касается украинских телеведущих, то в России они не очень популярны, в первую очередь, из-за особенностей речи, а во-вторых, потому что шоу с участием украинских ведущих имеет налет провинциальности. Попытки привлекать украинских ведущих к работе на нашем телевидении были, но у российских зрителей это вызывало отторжение. Российских ведущих часто зовут в Украину, и они с удовольствием принимают подобные предложения. Телевидение в Украине очень успешно развивается, там научились качественно снимать. Российские каналы стали приглашать на работу украинских менеджеров. Такая экспансия происходит на многих каналах, например, на СТС и ТВ-3.

С: Какие события в отечественной кино- и телеиндустрии Вы считаете самыми значительными в этом году? Какие проекты, на Ваш взгляд, можно особо выделить?

АЦ: Не хочу себя хвалить, но считаю, что мы сделали хороший качественный сериал. В интернете часто пишут о том, что на российском телевидении не могут сделать сериалы американского уровня. На самом деле могут. Просто нужно любить свое дело, вкладывать в него время и деньги. После «Обратной стороны Луны» у нас появилось много предложений, мы заключили несколько контрактов. Любая удача — это репутация, любая неудача — сильный удар по ней. Репутация стоит дороже денег. Я фанат сериалов, знаю про них практически все. И когда смотрю то, что делают англичане, американцы, норвежцы, датчане, израильтяне, то мне хочется, чтобы и мы были не хуже. Хочу, чтобы американские производители покупали права на наши сериалы.

С: Как Вам кажется, насколько наши каналы умеют работать с контентом — правильно продвигать, программировать? Кто обычно виноват в неудаче сериала — канал или продакшн?

АЦ: Обычно производитель всегда недоволен тем, как канал продвигает материал. Канал, в свою очередь, недоволен производителем. Я считаю, что виновата система. Лучше всего сломать все и начать строить заново, в противном случае все будут винить друг друга. Если говорить про сериалы, то четыре американских канала-лидера производят в год совокупно около 200 пилотов. Затем они тестируют их. Если пилоты идут хорошо, то сериалы запускаются в производство. До эфира доходят около 80. Канал совместно со студией производителем спрашивает мнения зрителя, и в зависимости от реакции аудитории, переписывается сценарий, заменяются актеры. Они рискуют деньгами на старте, чтобы потом не ставить под удар канал из-за низких рейтингов. Это не панацея. Это возможность проверить, что понравится зрителю. Есть сериалы, которые не тестируются в виде пилота, так как канал, чаще всего кабельный, уверен на 100%, что это хит. В год в мире производится тысячи сериалов, а то, что производится у нас в большинстве случаев, — плохо и некачественно. Производитель, тем не менее, пытается заработать, канал это знает и пытается ему не позволить, занижает стоимость производства. Происходит ожесточенная борьба системы ценностей. Сказать, что ничего не делается — несправедливо. Можно сравнить с тем, что было 5-10 лет назад, это колоссальная разница. Телевидение двигается вперед.

С: Как, на Ваш взгляд, можно изменить сложившуюся ситуацию?

АЦ: Я считаю, что системный подход приводит к успеху, это доказывает модель, с которой работает канал ТНТ. Также системный подход есть у канала НТВ. Они выбрали свою нишу и добились результатов. «Первый канал» рискует и получает как хорошие рейтинги и признание телесообщества, так и экспериментальные провалы. Но, кто не рискует, тот не двигает цивилизацию. Поэтому мне ближе всего подход к телевидению Константина Эрнста. Он не боится рисковать и позволяет людям экспериментировать. Например, сериалы «Школа», «Краткий курс счастливой жизни», проект «Городские пижоны» — очень рискованные шаги. Наш проект «Обратная сторона Луны» тоже, ведь мы никогда не снимали сериалы. Если бы у «Первого канала» была возможность не быть обремененным своей федеральностью и необходимостью работать для всей аудитории, то с таким прогрессивным видением, которым обладает Эрнст, можно было бы создать канал, похожий на HBO или AMC.

С: Большинство качественных российских сериалов имеют по одному, максимум два сезона. Почему, на Ваш взгляд, у нас в отличие от Америки нет долгоиграющих качественных историй?

АЦ: Я не считаю, что в Америке очень много сериалов, которые каналы сразу просят снимать по 3-5 сезонов. Угадать, прочитав сценарий, что история будет работать долго, крайне сложно. В свое время мы сразу сказали «Первому каналу», что у нас есть идея для второго сезона «Обратной стороны луны», но канал нам изначально отказал. Поэтому у нас появилась возможность совершенно пересмотреть свое отношение к сценарию, и в результате новая идея получилась гораздо лучше. Поэтому осторожность каналов — это правильное явление. Винить их в просчитывании рисков нельзя, они так же зарабатывают деньги, как и производители. Невозможно просчитать, сколько сезонов будет у проекта — один или пять. По ходу съемок и создания первого сезона, могут возникнуть идеи, как сделать продолжение. Это не потому что ты влюбился в персонажей и тебе жалко бросать проект, а потому что открываются другие грани и выясняется, что написано даже больше, чем с самого начала можно было разглядеть. А что касается нашего сериала «Обратная сторона Луны», то сейчас пишется второй сезон. Есть вероятность, что он продлится на третий.

С: Какому проекту Вы завидуете как продюсер, что не Вы его реализовали?

АЦ: По сути, это вопрос о том, какие сериалы мне нравятся, ведь к тому, что нравится, и хочется иметь отношение. Я был бы рад создать нечто подобное сериалу «Черное зеркало» («Black Mirror»). Это культовый британский сериал, который не требует адаптации. Я хотел бы производить сериал «Мост». Мы с моим партнером Русланом Сорокиным сейчас стоим в очереди за право его адаптации. Если говорить о российских сериалах, мне нравится «Ликвидация». Недавно я прочитал в одной рецензии на «Обратную сторону Луны», что со времен «Ликвидации» ни об одном российском проекте так много не говорили. О таком сравнении можно только мечтать.

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: