«Идеален тот режиссер, который знает все о моем персонаже»

11 Март 2013
«Идеален тот режиссер, который знает все о моем персонаже»

Как меняется отношение к русским актерам в Голливуде, почему играть в экшне сложнее, чем в драме и чем отличается подход к работе с актерами у российских и иностранных режиссеров — в интервью CINEMOTION рассказала актриса Светлана Ходченкова.

CINEMOTION: Какие факторы являются для Вас приоритетными при выборе проекта?

Светлана Ходченкова: На первом месте при выборе проекта для меня стоит мой персонаж, в числе других важных факторов — сценарий, режиссер и команда.

C: У некоторых режиссеров Вы снимались не в одном проекте. Вам комфортнее работать с одними и теми же режиссерами, или это не так принципиально для Вас? Как, на Ваш взгляд, установить эффективное взаимодействие с режиссером?

СХ: Пожалуй, со старыми друзьями работать проще, они знают твои особенности, а ты их. Для меня идеален тот режиссер, который знает все о моем персонаже, потому что я люблю углубляться в мир своей героини и искать новые грани ее характера и только режиссер может в этом помочь. И еще очень важно, когда режиссер болеет за проект и за сценарий, когда он не просто зарплату получает, хотя, к сожалению, это все чаще и чаще встречается.

C: Большей частью Вы работали с режиссерами-мужчинами. Недавно Вы снялись у Валерии Гай Германики. Ощутили ли Вы разницу в подходе к работе режиссеров мужчин и женщин?

СХ: Конечно, и она огромна! Вот, например, мужчины-режиссеры совсем не обращают внимание на детали, потому что они и в жизни не всегда им значение придают, а с женщинами все иначе — мы ведь любим все до мелочей разобрать.

А Валерия совсем потрясающая: самое главное у нее есть свой стиль, и видение материала у нее происходит под определенном углом, под углом честности. Она борется за реальность и за жизнь в кадре, и тогда ты как актер тоже начинаешь чувствовать, где ты живешь, а где ты играешь. С таким режиссером очень приятно и интересно работать.

 

C: Как вы относитесь к тому, когда режиссеры для создания нужной эмоциональной атмосферы в фильме прибегают к необычным методам, как, например, Кубрик, который во время съемок «Сияния» постоянно держал актеров в стрессовом состоянии? Помогает ли это актерам при работе над ролью? Сталкивались ли Вы с подобным подходом?

СХ: Я, если честно, сама с этим не сталкивалась, но мне кажется, это потрясающе. Ведь если Кубрик делает такие вещи с Николсоном, который и так гениальный актер кажется, и без атмосферы все сделает, а все равно Кубрик, как и Валерия, делает максимум, чтобы добиться подлинности в кадре. Так и надо работать. Я с огромным удовольствием поработала бы с режиссером, который ищет нестандартные подходы к артистам.

C: Вы работали с известными иностранными режиссeрами Джэймсом Мэнголдом и Томасом Альфредсоном. В чем особенность их работы над фильмами в отличие от российских кинематографистов? В чем особенности их взаимодействия с актерами?

 

СХ: Во-первых, они оба — крайние противоположности. Во-вторых, они оба и российские кинематографисты — тоже полные противоположности. Я не могу сравнивать, потому что, если бы я работала, например, над одним образом с тремя разными режиссерами, я бы могла сказать, а так это сделать сложно. Просто на организационном уровне иностранцы, конечно же, выше, хотя это обусловлено опять же бюджетами. Все относительно, сами знаете.

C: Обращаете ли Вы внимание на страну производства фильма, принимая решение о съемках в том или ином проекте? Где Вам сегодня интереснее работать: в США, Европе или в России?

СХ: Интересно везде. Хочется работать над образом, не над написанной моделью — вот что мне больше всего сейчас необходимо. Приведу пример — вчера я посмотрела последнюю картину Винтерберга “Охота”, проплакала последние 40 минут, до сих пор под огромным впечатлением потому что все продумано до мелочей: каждая сцена работает, каждый персонаж прописан, и даже собака героя ведет себя особенно. Хочется стать участником важного проекта, а важен тот проект, который волнует душу зрителя на более глубоком уровне.

C: В голливудских фильмах российским актрисам чаще достаются роли или шпионок, или эмигранток. С чем это связано — с языковыми сложностями или со стереотипами, существующими у продюсеров? Можно ли, на Ваш взгляд, изменить эту ситуацию?

СХ: Ну, это само собой — начнем с того, что дело не в том, что предлагают русским играть это и это, а в том, что в сценариях существует стереотипный персонаж “русский”: это или проститутка, или аферистка, или шпионка. Если фильм снимает уважающая себя студия, то она считает делом чести предложить эту роль именно русской актрисе. Вот и выходит, что русские, если кого и играют, то только русских. Но сейчас, как мне кажется, ситуация меняется, потому что российский рынок очень привлекателен для зарубежных прокатчиков, и им для привлечения зрителя интересно задействовать наших артистов. Так что все учим язык и избавляемся от акцента.

C: Вы очень много снимаетесь за рубежом. Какую роль в Вашей карьере играет агент? Есть ли у Вас свой иностранный агент, или Ваши интересы за границей представляет российский агент?

СХ: На данный момент все мои интересы представляет один человек. И как вы заметили, неплохо справляется. Но мы вместе подумываем начать сотрудничество с агентом, который будет заниматься моими иностранными проектами.

C: Есть мнение, что в Голливуде больше возможностей и комфортнее условия для работы актера, но меньше творческой свободы. Ваш опыт съемок это подтверждает?

СХ: Отвечу кратко :” Да, да и еще раз да”

C: Существует стереотип, что в жанровом кино у актера меньше творческой свободы и пространства для импровизации, чем в драме, так как в сценарии четко прописаны все мельчайшие детали. Есть ли, на Ваш взгляд, в блокбастерах возможность актеру «развернуться», показать себя?

СХ: Это намного сложнее, чем в драме, потому что чаще всего жанровые фильмы — это продюсерское кино, и режиссер не всегда главный на площадке, а сценарий — это нечто незыблемое.

C: Чем отличается подход к работа актера на съемочной площадке кино- и телепроекта?

СХ: Мне кажется, что сейчас повышается уровень качества телепроектов, начиная от сценария и заканчивая бюджетами. Но все-таки выработка выше в кино, там пока процесс более размеренный, и у тебя есть возможность работать на того зрителя, который придет в кинотеатр и будет рассматривать твое лицо и смотреть, как твои губы дрожат, когда ты нервничаешь.

Фото: FOTOBANK.RU

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: