«Писатель и драматург — две разные профессии»

21 Февраль 2013
«Писатель и драматург — две разные профессии»

В 2012 году экранизация романа Сергея Минаева «Духless» стала самым кассовым российским фильмом. Сценарист ленты Денис Родимин в интервью CINEMOTION рассказал, так ли нужен в экранизации дух оригинала, почему «Анну Каренину» переснимут еще не один раз и нужно ли ориентироваться на поклонников книги, работая над сценарием ее адаптации для кино.

CINEMOTION: По каким критериям Вы выбираете книгу для экранизации?

ДЕНИС РОДИМИН: У американских кинематографистов существует определенная закономерность: хорошие фильмы получаются из посредственных романов. Как правило, в качестве основы для фильма берутся либо романы, популярные, но при этом не обладающие большими художественными достоинствами, либо вообще малоизвестные книги. Выбор книг для экранизации огромен. Мировая литература существует много веков, и можно экранизировать произведение, которое было написано 100-200 лет назад, но которое при этом будет актуальным и в наши дни. Например, «Апокалипсис сегодня» — это вольная экранизация романа «Сердце тьмы» Джозефа Конрада, написанного еще в начале 20-го века. История, которая в книге происходила в Конго, была перенесена во Вьетнам.

C: Как сделать актуальным классическое произведение?

ДР: Природа человека и людские отношения никоим образом не меняются. Точно так же мужчины любят женщин, а женщины мужчин, так же завидуют, ревнуют, мстят, поэтому «Опасные связи», созданные в 18-м веке, с легкостью переносятся в 21-й век. Если в романе выстроены отношения, то они окажутся востребованы и сегодня.

C: В этой связи, как Вам кажется, какой метод работы над сценарием экранизации более продуктивный: перенос литературных произведений на экран в том виде, как они были написаны, или создание фильма по мотивам книги?

ДР: Зависит от цели. Если вы хотите создать фильм, который будет совпадать с книгой заложенным туда смыслом или метафорой, то нужно переносить книгу довольно буквально. Но есть примеры, когда привносится сюжетно-смысловой пласт, которого нет в литературном произведении. Тогда фильм становится совершенно самостоятельным произведением, созданным «по мотивам». Например, «Сталкер» Тарковского.

C: Всегда ли стоит ли переносить в экранизацию «дух оригинала» и нужно ли это делать?

ДР: При перенесении на экран многое меняется, часто — радикально. Фильм «Голый завтрак» Кроненберга, снятый по роману Берроуза, получил массу критических отзывов со стороны поклонников писателя. Они говорили, что это чудовищный фильм, который не имеет никакого отношения к роману. Но если вдуматься в смысл этого фильма, понятно, почему это произошло — режиссер открыто полемизирует с писателем. Вообще же, кино состоит не только из сценария, это еще и продюсер, режиссер, актеры. «Дух» должен пройти множество «фильтров». В этом смысле, «Духless» полностью передает дух произведения, не смотря на то, что сценарий и фильм достаточно сильно отличаются от первоисточника. C: На какого зрителя нужно ориентироваться, когда работаешь над экранизацией: на того, кто читал, или на того, кто не читал оригинал?

ДР: В наше время роман, который выходит тиражом 10 тысяч — это уже успешная книга. Кино смотрят миллионы людей. Это непересекающиеся аудитории. Поклонники книги приходят в кинотеатр ради интереса — им хочется узнать, что изменил режиссер, чего они еще не видели? Ожидания, конечно, не всегда оправдываются, как произошло, например, с «Ромовым дневником». Был замечательный роман, который превратился в довольно средний фильм. Читатели романа не увидели в фильме книги, а люди, которые пришли в кино, наоборот, сказали, что это слишком «литературно». Попытка смешать

два разных вида искусства привела к тому, что фильм провалился.

C: А в случае с «Духлессом», принимали ли вы во внимание, что в свое время книга достаточно громко заявила о себе, и многие читатели ждали экранизации?

ДР: От меня в первую очередь требовалось сделать интересную современную историю. Книга была написана достаточно давно, и она отвечала реалиям того времени. Модные книги имеют свойство устаревать. Если бы мы буквально пошли по тексту, могли бы получить кино, которое «опоздало». Пришлось очень сильно перерабатывать текст с точки зрения реалий. По большому счету, в книге нет четкой структуры, это разрозненные части повествования, которые при перестановке не меняют смысл романа. Кинодраматургия — вещь достаточно жесткая и подобные вещи недопустимы. Убери одну сцену — история рухнет. Пришлось очень много до- и перепридумывать, чтобы выстроить историю, характеры, интригу, мелодраму.

C: Как правило, в книгах несколько второстепенных сюжетных линий. Как правильно выбрать те из них, которые стоит перенести в сценарий? Как правильно выбрать второстепенных персонажей?

ДР: Одно из правил работы над экранизацией — это уменьшение количества персонажей. Каких-то персонажей нужно объединять в одного, особенно, если работаешь со сложной многолинейной романной формой. Но иногда второстепенные персонажи могут стать и главными, как в фильме Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», где главными героями становятся два незаметных персонажа из «Гамлета» Шекспира.

C: Нужен ли, на Ваш взгляд, в экранизации закадровый текст, с помощью которого можно было показать авторскую позицию?

ДР: Закадровый текст обычно служит подспорьем в попытке устранить драматургические проблемы. Кино с закадровым текстом — зачастую это кино, где что-то не случилось. Нужна оправданная необходимость, чтобы вводить закадровый текст. Авторская позиция в литературном произведении при переносе на экран должна содержаться в поступках героев и в истории.

C: Какая система работы над экранизацией лучше: если сценарий пишет сам писатель, или если им занимается профессиональный сценарист?

ДР: Писатель и драматург — это две разные профессии. Писатели очень болезненно относятся к своим текстам и пытаются влиять на то, какой будет экранизация. Когда писатель начинает экранизировать собственное произведение, как правило, ничего хорошего из этого не получается, т.к. эти два вида искусства существуют по разным законам.

C: Какую книгу Вы бы хотели экранизировать?

ДР: Есть целый ряд литературных произведений, которые просто нуждаются в экранизации. «Отцы и дети» Тургенева сейчас абсолютно актуальны. Из «Очарованного странника» Лескова может выйти потрясающий фильм, но почему-то пока это произведение незаслуженно остается без внимания продюсеров.

C: Какие книги Вы, наоборот, никогда бы не взялись экранизировать и почему?

ДР: Экранизировать можно любую книгу, как говорится, даже телефонный справочник — потому что за каждым именем будет стоять человек со своей судьбой и своей неожиданной историей.

 

Комментировать



Читайте также:

«Прочитав сценарий “Землетрясения”, я сразу понял, что это серьезный вызов». Второй режиссер Алексей Смоляр о своей профессии и проекте «Землетрясение»

«Одержимость» VS. «Черный лебедь»: анатомия одержимого художника

«Как работают над сценарием в Южной Калифорнии». Российские продюсеры в борьбе за качественное образование

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: