«Я был скептически настроен по поводу российских актеров, но если с ними правильно работать, оказывается, они очень талантливы»

14 Март 2013
«Я был скептически настроен по поводу российских актеров, но если с ними правильно работать, оказывается, они очень талантливы»

Сериал «Кухня» стал одним из самых успешных проектов на российском телевидении в 2012 году. Накануне премьеры второго сезона режиссер Дмитрий Дьяченко в интервью CINEMOTION рассказал от каких стереотипов стоит отказываться при съемках ситкома и как удержать внимание зрителя на протяжении нескольких сезонов проекта.

CINEMOTION: Скоро на канале СТС состоится премьера второго сезона сериала «Кухня». В чем была разница работы над вторым сезоном по сравнению с первым? Какие выводы вы сделали по итогам первого сезона?

Дмитрий Дьяченко: Первый вывод: каждый следующий сезон очень тяжело дается сценаристам. Они должны придумывать новые линии, чтобы снова и снова заинтересовывать зрителя. У нас это получается: второй сезон даже более интересный, чем первый. Сложность в том, что, продолжая рассказ о взаимоотношениях людей, не уйти от тематики кухни. Нужно оправдывать место действия, ведь придумать истории можно легко и интересно, но вплести их в общую канву сюжета гораздо сложнее. Второй вывод: актеры почувствовали своих персонажей и начали лучше играть.

C: В интервью один из актеров «Кухни» говорил, что вы задаете только общие рамки роли, но не даете конкретных указаний. С чем связан такой подход к работе с актерами?

ДД : Я считаю, что свобода очень важна как для человека в целом, так и для актера в частности. Но иногда, когда у артиста не получается сцена, я заставляю читать текст вплоть до интонации, которая мне кажется подходящей. Когда у актера есть свобода, он начинает творить, и зритель это сразу видит. Натренированность хороша в театре, а в кино можно себе позволить свободу и творчество.

C: При этом, тем не менее в одном из интервью Вы сказали, что считаете импровизацию вредной? Почему?

ДД: С каждым годом я убеждаюсь, что импровизация вредна. На площадке это кажется веселым, уместным, но на монтаже выясняется, что сцена не удалась. Я считаю, что на съемках нужно сначала сделать все четко по сценарию, выполнить задачу и только потом импровизировать. Существует не так много актеров, которым я это позволяю: Дмитрий Нагиев, Дмитрий Назаров, Виктор Хориняк, Сергей Лавыгин. В сценариях «Кухни» и фильмах с «Квартетом И» все было заранее продумано. Вообще же, для меня главное, чтобы актеры не переигрывали, а вели себя так, как в реальной жизни, ведь обычно мы не часто прибегаем к помощи мимики.

C: Как вы добиваетесь подобной игры от актеров?

ДД: Я всегда показываю им советские комедии 60-х годов: «Шумный день» Анатолия Эфроса и Георгия Натансона, «Живет такой парень» Василия Шукшина и старые итальянские фильмы. Благодаря им актеры понимают, как можно существовать в реалистичной манере и создавать комическое.

Мне кажется, что мы приблизились к такой манере игры и будем совершенствовать ее в дальнейшем. До «Кухни» я был скептически настроен по поводу российских актеров, но если с ними правильно работать, оказывается, что они очень талантливы. Например, в сериал «Кухня» мы взяли много неизвестных актеров. Они больше стараются, и у них не такая большая занятость, как у звезд. Я хочу привлекать малоизвестных актеров и из них делать профессионалов. Есть такое понятие, как «режиссерский артист»: именно такими были Олег Даль, Олег Борисов — актеры, которые могли сами себе выстроить роль, без режиссерских подсказок. Иногда режиссерам не хватает ума и таланта сказать актерам, как правильно играть. Благодаря своему актерскому прошлому, у меня больше понимания артистов. Актерам иногда тяжело разобраться в своей роли и понять, насколько он справился. Для того чтобы актер проявил себя в лучшем качестве, нужно его постоянно направлять, а это задача режиссера. Если проект не получился, виноват режиссер, если проект прошел успешно, то это его заслуга. Сейчас ко мне обращается большое количество продюсеров с просьбой снять комедию, потому что им кажется, что я нашел секрет успеха создания комического. Мне до этого пока далеко, но через 5-6 проектов я надеюсь достичь мастерства.

C: Как Вам кажется, насколько важно для комедийного актера иметь амплуа?

ДД: Для меня амплуа — это то, что у актера хорошо получается. Иногда артист пытается выйти из комедийного образа и играть серьезные роли, но, как правило, это заканчивается провалом. Ведь комические актеры чаще всего из-за своего внешнего вида, а не из-за отсутствия таланта не могут убедительно играть драматические роли.

C: Как Вы относитесь к тому, когда в ситкомах появляются приглашенные звезды? Повышает ли это зрительский интерес к проекту?

ДД: Все сугубо индивидуально. Например, Дмитрий Нагиев, который снимается в сериале «Кухня», — театральный артист, поэтому нельзя сказать, что он приглашенная звезда. Он украшает наш проект и не дает забыть зрителям, что «Кухня» — это комедия, а не мелодрама. Я люблю, когда приглашенная звезда на своем месте по типажу, манере игры. Например, до того, как к проекту присоединился Дмитрий Нагиев, владельца ресторана играл Владимир Крестовский, солист группы «Уматурман». Владимир — очень творческий человек и хотел сниматься, но для данной роли ему недоставало темперамента. Он скорее лирический герой, а нам был нужен человек, который может стать авторитетом для всего ресторана в сериале и для всей съемочной площадки в реальной жизни.

C: Что такое, на Ваш взгляд, хорошая история? И что важнее в ситкоме — история или шутки?

ДД: Шутки важнее. Это то, ради чего зритель включает телевизор или приходит в кино. Аудитория приходит посмеяться, и ее желания должны быть удовлетворены. Если при этом есть еще хорошая история, то комедия становится шедевром.

C: На западе активно снимаются сериалы на темы, которые в России по каким-то причинам игнорируются: про спорт, политику, театр. Как Вам кажется, почему история про закулисье московского ресторана нашла отклик у зрителя?

ДД: Тему, которую мы затронули в «Кухне», можно приложить к любому производству. С одной стороны предприятие стремится стать европейским, а с другой — внутри все происходит по восточным, тоталитарным законам. Она близка к реальности. В Америке, например, популярность сериалов на нетривиальные, порой странные темы объясняется тщательной проработкой персонажей. Все схемы поведения героев настолько реальны, что зрители им верят. Поэтому в сериале персонаж и его психологическая схема первостепенны.

C: Как Вам кажется, насколько время и место действия сериала должны быть конкретны? Или это может быть достаточно условно?

ДД: Для американской драматургии конкретное место и время очень важны. В советском кино это часто опускалось. Сейчас в российском кино этого почти нет. Обобщение больше относится к литературе, в кино важна конкретика.

C: Существует мнение, что в ситкоме герой не должен меняться. Согласны ли Вы с ним? Как в таком случае удерживать внимание зрителя на протяжении нескольких сезонов?

ДД: Да, такой стереотип есть, но я не очень с ним согласен. Герои ситкомов должны быть похожи на реальных людей, а не на схемы. В жизни человек — это набор архетипичных схем, но в любой момент в его голове может что-то поменяться, и он начнет вести себя по-другому. Так и герои ситкомов. Мы понимаем, что герой остался тот же, но схема поменялась, и поэтому поменялись некоторые его поведенческие модели и образ мыслей. Сериал — это не калька жизни, а выжимки из нее. Ведь интереснее, чем в жизни никогда не придумаешь. Баланс между выдуманным и выжимкой из жизни — секрет успеха любого сериала. Руководитель нашей авторской группы Виталий Шляппо проверяет каждую новую идею сценаристов по такому принципу, могло ли это случиться в жизни или нет.

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: