Андрей Зайцев о «14+»: «Никто не был готов запускать наш проект, поэтому мы занимались им сами»

08 Октябрь 2015
Андрей Зайцев о «14+»: «Никто не был готов запускать наш проект, поэтому мы занимались им сами»

Кадр из фильма

Андрей Зайцев, режиссер, сценарист и продюсер фильма «14+», выходящего на этой неделе в российский прокат, рассказал нам об особенностях работы с непрофессиональными актерами-подростками, способах вдвое увеличить количество съемочных дней без потери качества и сложностях лицензирования известных зарубежных песен.


Трейлер

Об идее проекта и поиске финансирования

Сценарий был написан давно, в 2009 году, сразу после окончания работы над фильмом «Бездельники». Он какое-то время лежал без дела, а в 2012 году прошел конкурсный отбор питчинга «Кинотавра». Это очень удобный формат: там ты можешь представить свой проект и за два дня пообщаться со всеми ведущими российскими продюсерами. В Москве это сделать очень сложно: можно два месяца с ними созваниваться, договариваться о встрече, ждать, пока они прочитают сценарий или синопсис, но так и не получить ответа. А тут за два дня ты успеваешь со всеми поговорить.

К сожалению, никто из продюсеров не был готов запускать наш проект, поэтому мы поняли, что придется заниматься им самостоятельно. Соответствующий опыт у нас был: на производственной киностудии «Сентябрь» мы снимаем документальные фильмы для разных телеканалов, в основном для «Культуры». «Бездельники» — также наш проект как продакшн-компании, на нем и сформировался костяк команды «14+». Это сработавшаяся группа, поэтому на площадке у нас была замечательная атмосфера, которая влияет на все, в том числе и на актеров. Если даже водитель или гример — это неправильные люди, то они могут испортить настроение актеру, который потом ничего не сделает.


Как театр начинается с вешалки, так и команда в кино начинается с водителя и гримера.


Мы подали заявку в Фонд кино в категории социально значимых проектов. Тогда она еще существовала, и все говорили, что у нас не хватает детского и подросткового кино. Так мы получили первое финансирование, благодаря чему и начали снимать кино. Уже в процессе мы приняли участие в питчинге Министерства культуры: показали отснятый материал, и это убедило весь Экспертный совет проголосовать за нас. Так нам дали еще одну часть финансирования.


Зачем брать RED, если у тебя есть камера, которая стоит копейки, а снимает почти так же?


О поиске локаций

С какими-то локациями было просто, потому что мы снимали в Бабушкинском районе. Я там вырос и многое знал: конкретные подъезды, конкретные дворы и место, где можно снять драку с хулиганами. На другие локации ездили члены группы: снимали, показывали мне, а я утверждал. Всегда проще снимать то, что ты хорошо знаешь и чувствуешь, это помогает фильму. С организацией у нас проблем не возникло благодаря нашей замечательной административной группе.

Фото со съемочной площадки

О системе съемок

Так как мы сами были продюсерами, то придумали систему, при которой снимали столько, сколько хотели. Мы каждый миллиметр КПП продумывали таким образом, чтобы можно было сэкономить на съемках не в ущерб качеству. Например, мы снимали на Canon Mark III, потому что если бы мы выбрали RED, то денег бы нам хватило ровно на 30 смен, а не на 67, как получилось в итоге.

Кроме того, у нас стояла прошивка CineStyle и была кинооптика, которая давала эффект кинопленки. Ощущения, что фильм снимался на цифру, нет и в помине. Зачем брать RED, если у тебя есть камера, которая стоит копейки, а снимает почти так же?

Часто команды работают в павильоне, что выходит дорого. Бывают, снимают квартиру, которая стоит недешево, если ее арендовать разово. Мы поступили гораздо проще: арендовали обычную квартиру на три месяца, договорившись с хозяевами сделать там после съемок ремонт. Там мы снимали и квартиру главного героя, и квартиру Вики. И это вообще никто не заметит. В ней мы хранили технику, и там же оставалась часть съемочной группы.

Фото со съемочной площадки

О работе с детьми и подростками

Мы понимали, что будет непросто, ведь дети — это не профессиональные актеры, которые все быстро схватывают и могут дубль за дублем повторять примерно одно и то же. Мы знали, что нужно много репетировать и долго снимать. Так и получилось: иногда дети делали все с первого или второго дубля, а иногда — с 31-го.

Тем не менее, фильм удался по нескольким причинам. Наши актеры — талантливые и очень интересные люди, они — личности. Были разные кандидаты: симпатичные, милые, красивые, но много пустоватых внутри. В них не было стержня, вокруг которого можно бы было построить фильм.


Главному герою нужно было почти полтора часа практически без слов держать зрителя в напряжении своими эмоциями. Человек пустоватый не смог бы этого сделать.


Ребята реально пахали на картине — похлеще, чем взрослые актеры. Они не капризничали, хотя под конец съемок было видно, что очень устали. У Глеба было 65 съемочных дней, и из них он опоздал всего лишь один раз. Вы даже не представляете, что такое для 14-летнего подростка не проспать, не опоздать и не потерять телефон. В этом возрасте у всех ветер в голове, но когда они увидели, какое количество людей зависит от них на съемочной площадке, собрались, сконцентрировались, и у них все получилось.

В какой-то момент я понял, что с ними бесполезно репетировать заранее, как обычно делают с профессиональными актерами, ведь уже через две недели они ничего не помнят: вся ваша работа коту под хвост, и надо заново репетировать, чтобы они вспомнили все до движения, до реплики. В конечном итоге мы репетировали ровно за день перед съемками. Естественно, когда у нас были очень важные, ключевые сцены, например момент первого поцелуя, мы останавливали съемки и день спокойно репетировали, чтобы актеры вошли в кадр уже подготовленные.

Все сцены мы снимали последовательно: было важно, чтобы к финалу актеры пришли с неким опытом общения друг с другом. Если бы мы снимали конец в начале, то абсолютно точно провалили бы кино.

Мы даже специально не знакомили главных героев друг с другом, потому что выяснилось, что они живут рядом, и нет никакой гарантии, что перед съемками у них не завяжется роман. Мы ужасно этого боялись, так как, если бы они поругались друг с другом, было бы непонятно, как дальше снимать кино. Мы их прятали друг от друга, и увиделись они только в сцене дискотеки в школе. То волнение, которое было у главного героя в сцене, — настоящее, и это нам очень помогло.


Я, конечно, вопил, орал и дрался за каждый кадр, но были вещи, от которых я понемногу отказывался.


О диалогах и импровизации

Почти половина диалогов была прописана, но другую половину мы придумали на съемочной площадке. Изначально я не очень понимал, как должна выглядеть одна из финальных сцен, когда Вика приходит к Леше в гости. Потом появились актеры, и мы обозначили, что там должно быть по настроению, но по действиям и разговорам уверенности не было.

Мы остановили съемки на два дня (это у нас было заранее заложено в КПП) и спокойно придумывали сцену вместе с исполнителями главных ролей. Я так и спрашивал их: «Глеб, как бы ты вошел в комнату к девочке первый раз, как бы ты посмотрел? Ульяна, что бы ты увидела, на что бы обратила внимание?»

А дальше — ступор, не знаем, что делать. Все уставшие, конец съемок, и Ульяна, заскучав, садится на пол и начинает из болтиков собирать лицо. Я тут же позвал Глеба и сказал, чтобы он ей помог. Потом сказал: «Возьми роботов и попробуй ими все раздавить». Так и родилась сцена.

Фото со съемочной площадки

О съемках ночных сцен

У нас было два прекрасных оператора: Шандор Беркеши и Кирилл Бобров. Они из тех, кто используют минимум света: им не нужно дикое количество приборов, чтобы осветить все вокруг. Так что приборов был самый минимум, поэтому мы смогли использовать такой «детсадовский» генератор. При этом картинка была очень хорошая.


Приборов был самый минимум, поэтому мы смогли использовать такой «детсадовский» генератор. 


О работе операторов

У Шандора был запланирован следующий проект с Федорченко. Там очень сильно сдвинулись съемки, так что наши графики пересеклись. В результате мы решили никого не подводить и отдать Шандора Федорченко, а к нам позвали Кирилла Боброва — замечательного оператора, который снимал «Еще один год» Бычковой, а до этого работал цветокорректором. Практически вся цветокоррекция нашего кино с 2000 года прошла через его руки. Он изучил стиль Шандора, подстроился под него и очень точно передал, что смог бы сделать не каждый оператор. Так что вклад обоих операторов равнозначный: у них было одинаковое количество съемочных дней, при этом создается впечатление, что снимал один человек.

 

Об открывающей сцене

Надо было этот кадр снять именно так: большой многоэтажный дом с висящим на нем альпинистом. Для этого сначала надо было найти дом, где не было бы балконов. Я видел такие у себя в Бабушкинском районе, но напротив них не было других зданий, так что снимать было неоткуда.

Нам нужно было быть на уровне седьмого-восьмого этажа, по высоте ровно по центру дома. Наша прекрасная административная группа изъездила все, что только можно, и нашла нужный дом. Мы специально заказали камеру RED c длиннофокусным объективом на один день: она позволяла нужным образом укрупниться и отъехать. Нам было принципиально, чтобы отъезд происходил под музыку Челентано: она задает ритм и настроение всему фильму. Поэтому мы ее включили, когда снимали этот кадр.

Кадр из фильма

О подборе музыки

Изначально сценарий назывался «Челентано» — планировалось, что в фильме будет много его песен. Потом, когда пришли актеры, выяснилось, что они вообще ничего не знают про Челентано, и было бы большой ошибкой использовать его музыку, потому что тогда фильм получился бы не про их молодость, а про мою. В конце концов, я попросил их сбросить мне песни, которые слушают они.

Все подростки, которые у нас снимались, и их друзья тоннами сбрасывали мне музыку. Я ее слушал и открывал огромное количество групп и песен. В итоге около 70% саундтрека фильма — это их песни, а 30% — это мой выбор: композиции, которые, как мне кажется, можно слушать как в 70-х годах, так и сегодня.


Изначально сценарий назывался «Челентано» — планировалось, что в фильме будет много его песен. 


С лицензированием некоторых песен возникли сложности, потому что получать права на композиции — это всегда трудно. Наш генеральный продюсер Оля Гранина легла костьми, лишь бы эту музыку получить. Когда мы монтировали кусок первого свидания, и я положил под него песню Creep группы Radiohead, получилось что-то невероятное.


Есть хорошая песня, есть хорошая сцена первого свидания, трогательная и чувственная, но как только одно наложилось на другое, получился абсолютно новый эффект: все стало гораздо пронзительней, появилась новая эмоция, новый смысл — аж мурашки по телу побежали.


Было понятно, что от Creep отказываться нельзя, и мы стали за него бороться. А каждая песня — это практически полгода переговоров, просьб сделать скидку, личных писем, высыланий фрагментов и общения через российских представителей. Это все очень сложный и долгий процесс, и хорошо, что мы не знали, как именно обстоят дела, потому что тогда мы бы наверняка заранее себя ограничили.

 

О монтаже

Мне нравится практика, которую я выработал на «Бездельниках». Конечно же, на монтаже лучше работать с режиссером монтажа. Но все-таки кино — это твой ребенок: ты знаешь его до мелочей, вплоть до формы ногтей, до маленького родимого пятнышка, которое никто не видит, поэтому здорово, если есть человек, который чувствует его так же, как и ты. У меня его, к сожалению, не было, поэтому я поступил следующим образом: три месяца я собирал кино, дальше пришла режиссер монтажа Юлия Баталова, которая не знала фильм и не работала над ним на площадке. Человек, который видит кино в первый раз, начинает его рубить и кромсать словно топором. Это очень полезно для фильма.

Я, конечно, вопил, орал и дрался за каждый кадр, но были вещи, от которых я понемногу отказывался. Я знал, что будет борьба, и специально выбрал человека, который будет безжалостен к фильму. В результате наших «боев» мы сократили кино на 13 минут. Я сам, не моргнув глазом, выкинул две большие сцены хронометражом в три минуты, когда понял, что они затягивают кино. Благодаря этому, на мой взгляд, оно получилось достаточно ритмичным, на одном дыхании.

Комментировать



Читайте также:

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: