Автор «Исповеди задрота» Дмитрий Шахов об экранизации: «Фильм мне понравился, но к книге он имеет очень слабое отношение»

09 Март 2016
Автор «Исповеди задрота» Дмитрий Шахов об экранизации: «Фильм мне понравился, но к книге он имеет очень слабое отношение»

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

Завтра, 10 марта, в российский прокат выходит фильм Клима Шипенко «Как поднять миллион»  экранизация книги Дмитрия Шахова «Исповедь задрота». Писатель рассказал нам, как родилась идея произведения, почему первый вариант сценария был им отвергнут и узнает ли он в фильме своих персонажей.


Cinemotion: Что послужило толчком к написанию книги?

Дмитрий Шахов: Толчком к написанию книги послужила скука. Так сложилось, что на момент начала работы над книгой у меня было значительное количество свободного времени, и я это время посвящал своему блогу. В пору студенчества я достаточно много писал, был сценаристом СТЭМа, сценаристом студенческой команды КВН. Я решил вспомнить молодость и в художественном стиле закрепить некоторые моменты из своей жизни и жизни своих знакомых. Я написал первую главу и выложил ее в своем блоге, читателям понравилось, они попросили писать дальше. Я продолжил и в неделю-две писал по главе. Где-то за два с половиной месяца была написана целиком первая часть.

Первая книга написана по событиям, которые происходили в жизни людей, с которыми я лично общаюсь. Вторую часть подобным образом я написать уже не мог, потому что набор таких историй исчерпаем, и из памяти многое стало исчезать. Поэтому опорой стали события федерального масштаба, которые были на слуху. Я ими продолжил сюжет, начатый в первой части.

С: Что родилось первым — сюжет, герой или некая важная для вас идея?

ДШ: Именно та идея, которая первоначально зацепила Рубена Дишдишяна, как понял позже из нашего с ним общения, и в итоге вошла в фильм, пришла, когда я уже написал больше половины книги. Изначально я преследовал цель закрепить некоторые события в литературном виде каких-то баек. Байки в той или иной форме в сети всегда существуют, пользуются высоким спросом среди сетевых читателей, но, как правило, они самостоятельны, не объединены общей канвой, а мне хотелось создать нечто цельное. Одна байка стала цепляться за другую, третью, четвертую, а потом уже, ко второй трети книги, образ героя прорисовался настолько четко, что появилась идея написать гораздо более крупное произведение, устроить столкновение героя с судьбой.

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

С: Ориентировались ли вы на какие-то референсы в процессе работы?

ДШ: На тот момент, когда я начинал писать, в сетевом сообществе были очень популярны две книги, с которыми постоянно сравнивают мою, они обе появились раньше — это повесть «Кирпичи» Данияра Сугралинова, которая в расширенном виде вышла не так давно в издательстве «МИФ» под названием «Кирпичи 2.0», и «Исповедь Кардера» Алексея Малова. Эти две книги не то что повлияли, а скорее задали жанр сетевой литературы, рамок которого я придерживался.

С: Когда и как «Марс Медиа» предложила вам продать права на экранизацию?

ДШ: Сама повесть была написана в 2010 году и уже тогда стала культовой (к моему удивлению), но в ограниченной среде людей, построивших бизнес в интернете. В 2012-м мы ее перевыпустили в виде электронного издания в Google Play, и она неожиданно стала популярной среди самой широкой аудитории: возрастные рамки читателей простирались от 14 до 70 лет. Тогда на нее обратил внимание скаут «Марс Медиа» и предложил продать права. На его первое письмо я не ответил, так как просто не поверил в предложение, но он нашел мой рабочий телефон, дозвонился и объяснил, что это не шутка. Дальше были переговоры в течение двух месяцев, по итогам которых мы подписали контракт. А потом мне прислали первую версию сценария, и, если честно, она повергла меня в шок. Я написал на него разгромную рецензию, продюсеры согласились, и работа затянулась... Клим (Клим Шипенко, режиссер экранизации — прим. ред.) стал уже третьим назначенным режиссером и существенно переработал сценарий, но общая линия осталась такой, какой ее задал первый сценарист. Нам удалось вернуть те моменты, которые для меня были важны в символическом плане и касались арки главного героя. Я хотел, чтобы она осталась такой, какой она была в книге, а первый сценарист ее убил. Вместо нее выстроил арку второго героя, его друга. Я был категорически против этого, так как вся идея книги была убита. Но слава богу, что мы с Климом нашли общий язык.

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

Но в целом из книги была взята только идея, какие-то события очень спрессованы, как и персонажи: некоторые герои фильма — это сразу несколько разных героев из книги. Но это понятно — надо было подчинить материал законам жанрового кино, и таких вещей невозможно избежать.

С: Чем именно арка героя в первом варианте сценария показалось вам неприемлемой?

ДШ: В чем состоит арка героя по книге: он сталкивается с определенными событиями и решает их, не оглядываясь на возможные последствия; но эти последствия оборачиваются для него в виде негативных событий — проблемы со здоровьем отца, драки, потери, предательства; то есть каждый раз судьба ему посылает намеки, что он поступает неправильно. В итоге он через эти болезненные переживания приходит к новой психологии поведения и состоянию примирения со своей судьбой. Первая версия сценария строилась иначе: герой стал линейным, он замер возле низшей точки. И вокруг этой точки турбулентно закручивается линия друга героя. Этот друг постоянно гнобит первого героя и, по сути, выходит на первое место, сам становится протагонистом.

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

Для меня идея роста моей главного героя была абсолютно важна. Потому что есть невероятно много живых, реальных людей, которые сделали себя сами, приехали из маленьких городов и добились больших успехов, состоялись в бизнесе, писали мне, что они выросли на «Исповеди задрота», хотя, казалось бы, с 2010-го не так много времени прошло. Если бы в фильме их, в каком-то смысле, макнули в грязь, это было бы неправильно и безответственно. Я был категорически против, хотя, конечно, понимал, что с продажей исключительных прав не могу оказать влияния. Но со мной советовались, и у меня была возможность высказать свое недовольство. Потом сменялись режиссеры, пока не нашли Клима, с которым я уже нашел взаимопонимание. Сценарий в итоге был наполовину переработан.

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

С: Режиссер обращался к вам за помощью в процессе работы над сценарием?

ДШ: Клим приезжал ко мне (в Калининград — прим. ред.), и мы трое суток дорабатывали сценарий. Потом он еще его дописывал, я помогал ему в тех моментах, которые он не понимал. Они касались знания фактов, в которых ему не хватало профессиональных знаний. И при просмотре фильма я в этом плане грубых ошибок не увидел. Было бы конфузно, если бы возникла ситуация вроде той, что была в известном фильме «Хакеры», когда компьютер взламывают с помощью текстового редактора.

© Фото «Марс Медиа»: на съемочной площадке

С: Узнаете ли вы в фильме своих персонажей?

ДШ: Фильм мне понравился, но к книге он, конечно, имеет очень слабое отношение. Те, кто смотрел картину (а я устраивал специальный показ для своих друзей), отметили то же самое. Была утеряна та цепочка событий, которая проходила красной нитью сквозь книгу и была личной для некоторых конкретных людей, чьи истории и легли в ее основу. То есть из мемуаров сделали жизненную историю, которая, видимо, должна зацепить более широкий круг людей. Эта цепочка ушла, но основная мысль все-таки сохранена.


 

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: