О чем нужно знать, чтобы снимать кино в Китае. Часть 1

22 Сентябрь 2016
О чем нужно знать, чтобы снимать кино в Китае. Часть 1

Иллюстрация: Jingyao Guo

Портал Американского кинорынка начал публикацию цикла материалов о тонкостях ведения кинобизнеса в Китае. В первом выпуске — об особенностях китайской цензуры и «черных списках» кинематографистов и контента.

Опубликованная статья впервые появилась на ресурсе Chinа Film Insider. Согласно ей, первое требование, которое обязательно должны выполнить иностранные кинематографисты, желающие работать в Китае, — заручиться поддержкой китайских партнеров. Любая самостоятельная деятельность для иностранцев в стране строго запрещена законом.

Но даже если вам удалось договориться о сотрудничестве с китайской компанией, ваш проект должен получить предварительное одобрение китайского Государственного управления по делам печати, издательства, радио, кино и телевидения КНР (China State Administration of Press, Publication, Radio, Film and Television; SARFT) и пройти цензурную проверку. Если говорить о прокате, то иностранные компании могут договариваться о дистрибьюции фильмов только через китайскую компанию, а дистрибьютором должен выступить один из двух национальных гигантов — или China Film Group Corp., или ее дочерняя компания Huaxia Film Distribution. Это же правило распространяется и на дистрибьюцию контента через другие каналы. Например, чтобы фильм попал в телеэфир или стал доступен онлайн, его необходимо лицензировать через китайскую компанию и получить соответствующие сертификаты. Но даже лицензия не гарантирует, что вы сможете свободно распространять контент. SAPPRFT и Министерство культуры могут изъять фильм, как национальный, так и зарубежный, из эфира или интернета, если он «привлекает не подобающий род внимания»: «Иногда иностранный контент удаляется из сети, если становится слишком популярным или представляет потенциальную „угрозу“ — то есть сильно конкурирует с фильмами китайского производства». А 10 марта 2016 года вступило в силу новое ограничение: был введен запрет на работу всех электронных СМИ, полностью или частично принадлежащих иностранным резидентам.

Иностранные компании могут заключить с китайскими студиями договоры трех видов:

1) копродукция, когда обе стороны равно вкладываются в производство и участвуют в работе над картиной;

2) вспомогательное производство (assisted production), когда иностранная сторона обеспечивает финансирование, а китайская предоставляет оборудование и рабочую силу, при условии, что фильм снимается в Китае;

3) заказное производство (commissioned production), когда иностранная компания поручает китайской компании производство фильма в Китае.

Для работы на отдельных проектах в Китае иностранцы должны получить соответствующие разрешения и визы.

Вторая тема, которую поднимает статья, — могущество китайских цензоров, объясняющееся отсутствием в Китае системы возрастного рейтинга. Вопрос о прокате фильма решает группа цензоров численностью от 19 до 36 человек. Главное — понять, какие правила действуют в конкретный момент времени. Все осложняется тем, что в китайском законодательстве нет четких указаний и стандартов и практически невозможно угадать, покажется ли тот или иной проект приемлемым китайским цензорам, а их мнение зависит от порой меняющегося курса Коммунистической партии Китая.

Но эти советы помогут вам примерно представить, на что можно ориентироваться в ближайшее время, и сэкономить время и деньги.

1. Посмотрите все картины, которые выходили в Китае за последние полтора года, чтобы предугадать, «куда подуют переменчивые политические ветры». Даже если ваш проект имеет мимолетное сходство с картинами популярного жанра, он, скорее всего, будет отклонен. В начале 2016 года «Дедпул» был запрещен к показу в Китае за излишнюю жестокость — хотя картины других жанров (не по комиксам) с примерно таким же уровнем жестокости собрали в этой стране много денег.

2. Поработайте с цензорами. Представьте в SARFT в Пекине и его подразделения в китайских провинциях название фильма и сюжетный план, выслушайте их отзывы и приготовьтесь внести изменения. Например, цензоры брезгливо относятся к постельным сценам, особенно гомосексуальным. Они заставили Энга Ли вырезать несколько важных любовных моментов в «Вожделении», а его «Горбатую гору» и вовсе запретили.

3. Будьте осторожны с «опасными» темами. Если ваша картина затрагивает какие-то аспекты китайской истории, особенно ее современного этапа (Китайской коммунистической революции, Культурной революции, голода 1959-1961 гг.) или каким-то образом описывает биографию китайских лидеров и членов их семьи, будьте готовы к вмешательству цензоров.

В некоторых случаях вам придется столкнуться не только с SAPPRFT, но и другими госструктурами. Например, если вы снимаете шпионский триллер, то по поводу вашего фильма SAPPRFT непременно будет советоваться с Министерством государственной безопасности; если делаете картину о представителях национальных меньшинств — с Государственной комиссией по этническим вопросам. Драмы на тему здоровья заинтересуют Национальную комиссию по здравоохранению и планированию семьи. Фильмы на религиозную тему рассматривает Государственное бюро по делам религий, а Министерство образования будет разбирать все картины о школах и высших учебных заведениях.

Ленты на тему закона и справедливости изучит Министерство юстиций, а Министерство иностранных дел будет проверять картины о международных отношениях. Фильмы, в которых изображаются исторические войны, произошедшие после 1 октября 1949 года, запрещены законом — ради сохранения стабильных внешних связей Китая. Даже драмы о Корейской войне будут отклонены согласно этому положению.

4. Прислушайтесь к китайским кинематографистам. В последнее десятилетие они испытали на себе всю тяжесть цензуры и готовы делиться положительным и отрицательным опытом. Режиссер Фэн Сяоган — один из самых яростных критиков непрозрачной цензурной системы. В прошлом году он дал интервью, где заметил: «Каждый раз, когда я хочу что-то снять, я должен задуматься: «Пройдет ли это (цензуру)?»

Третий важный момент — о прокате иностранных картин в Китае. Перед вступлением Китая в ВТО в 2001 году, долго обсуждались не проблемы продажи военной техники или закупки зерна, а допустимое количество иностранных картин в национальном прокате. Став членом ВТО, Китай установил на них лимит — в прокат могло попасть только 60 иностранных фильмов в год. Только 20 из них, дистрибьюцией которых занимается China Film Group Corporation (CFGC), прокатываются как «revenue sharing imports» — то есть владельцы прав на них (а это преимущественно голливудские студии) имеют право только на 13-17 процентов от общих по стране сборов. Остальными 40 картинами занимается дочерняя компания CFGC Huaxia Film Distribution или государственная телесеть China Central Television по «фиксированной плате». Эта плата была такой низкой, что из-за затрат на субтитрирование и создание копий картины становились лосс-лидерами: эта ситуация создавалась из-за неограниченного и распространенного пиратства на дисках стоимостью менее одного доллара.

По мере того, как доходы Китая от проката росли, американские студии, Американская ассоциация кинокомпаний и Управление торгпреда США склоняли его расширить доступ к кинорынку. Но благодаря сдерживанию притока голливудских картин, Китай смог приспособиться к вкусам своего зрителя. Чиновники помнили о неудачном опыте Южной Кореи, которая в 1987 году дала зеленый свет зарубежным фильмам, и голливудское кино буквально раздавило южнокорейскую киноиндустрию. Потребовалось десять лет, чтобы южнокорейские фильмы смогли конкурировать с голливудским импортом. Правда, за эти десять лет (когда наконец была отменена цензура и корни пустила либеральная демократия) корейские кинематографисты почувствовали творческую свободу, «что способствовало возникновению мощной Корейской волны поп-культуры, ударившей по большей части Азии и особенно Китаю».

Американская ассоциация кинокомпаний и Управление торгпреда США десять лет лоббировали свои идеи относительно китайского проката в ВТО и наконец добились успеха. Этому помогло и то, что кинотеатры стали расти как грибы по всему Китаю. В 2012 году во время визита в Лос-Анджелес Си Цзиньпина Китай и США пришли к договоренности: еще 14 фильмов будут прокатываться на правах «revenue sharing imports», а также проценты от сборов, которые получают обладатели прав на картины, вырастут примерно в два раза. Также, по условиям сделки, эти фильмы должны были быть широкоформатными, или же в 3D. Благодаря этому пиратам становилось труднее составить конкуренцию прокату и окупалось развернувшееся строительство кинотеатров по всей стране. Сегодня за эти 36 слотов в китайском прокате (иначе — квоты) соревнуются голливудские картины и фильмы из Франции, Японии и всего мира.

А 26 фильмов, которые распространяются по «фиксированной плате», — это преимущественно картины независимых студий и мини-мейджоров, которые работают с группой вторичных китайских дистрибьюторов.

Наконец, четвертая тема — «черные списки» людей и контента. С 2006 года режиссеру Лоу Е не давали снимать кино на территории Китая в течение пяти лет за то, что он отправил свой фильм «Летний дворец» (драму о взрослении, в которой фоном показаны волнения на площади Тяньаньмэнь в 1989 году) на Каннский фестиваль без разрешения властей. Отстранение режиссера было устным (оно ничем официально не закреплялось), но о нем знали все. Для Лоу Е это было уже второй «проступок»: в 2000 году он отправил на Роттердамский фестиваль картину «Тайна реки Сучжоу» (и она взяла там главный приз).

Государственное управление по делам печати, издательства, радио, кино и телевидения отказалось одобрить отправку в Канн фильма «Летний дворец» из-за плохого качества копии. Но Лоу и французский продюсер картины Сильвен Берстайн решили, что это необоснованный повод. Тогда Государственное управление вспомнило случай с «Тайной реки Сучжоу». «Летний дворец» так и не был показан в Китае.

Другой пример, который приводится в статье, — «Прикосновение греха» Цзя Чжанкэ о насилии в разных слоях китайского общества. Фильму так и не выдали официальное разрешение на прокат, несмотря на то, что Шанхайская киностудия, снимавшая его, с самого начала тесно работала с китайскими цензорами. Это было равносильно запрету, и, что еще хуже, шансы фильмы на признание за рубежом свелись к нулю. Американские критики прочили «Прикосновению греха» «Оскар» как лучшей иностранной картине, но без релиза у себя на родине фильм не мог рассматриваться Академией.

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: