«Прочитав сценарий “Землетрясения”, я сразу понял, что это серьезный вызов». Второй режиссер Алексей Смоляр о своей профессии и проекте «Землетрясение»

15 Ноябрь 2016
 «Прочитав сценарий “Землетрясения”, я сразу понял, что это серьезный вызов». Второй режиссер Алексей Смоляр о своей профессии и проекте «Землетрясение»

Алексей Смоляр и Сарик Андреасян на съемках фильма «Землетрясение» © Фото «Марс Медиа»

1 декабря в российский прокат (а 18 ноября в Армении) выходит фильм «Землетрясение» — картина совместного производства кинокомпаний «Марс Медиа» и «Большое кино». Алексей Смоляр, работавший на проекте вторым режиссером, рассказал нам о вызовах, с которыми столкнулась команда во время подготовки и съемки фильма, и разнице между профессиями второй режиссер в России и first assistant director за рубежом.

Cinemotion: Учились ли вы специально на второго режиссера, и как получилось, что попали в профессию?

Алексей Смоляр: Специально, мне кажется, этой профессии нигде не обучают. Все учатся на практике, этот путь прошел и я, начав с ассистентской работы.

C: Вы совмещаете несколько профессий: не только второго режиссера, но и исполнительного продюсера. Чем обусловлена такая профессиональная мобильность?

АС: Лучшее качество второго режиссера — умение отвечать не только за себя, но и за структуру в целом. А это предполагает повышенную ответственность на уровне всех департаментов, контроль над процессами, сроками и бюджетом, так что исполнительное продюсирование частично входит в ранг моих обязанностей, я не отказываюсь и от таких предложений.

C: Вы не сами инициируете проект, а вас на него приглашают, поэтому, наверняка, у вас выработались критерии, с которыми вы подходите к выбору проектов. Каковы эти критерии, и сразу ли вы согласились участвовать в «Землетрясении»?

АС: Я не буду мудрствовать и скажу, что для меня самым важным критерием является сценарий. И, конечно же, большое значение имеет режиссер. С Сариком я работаю уже не в первый раз и, прочитав сценарий «Землетрясения», сразу понял, что это серьезный вызов, и что я очень хочу снимать этот проект. На тот момент мы находились на этапе производства картины «Защитники», и по его окончании тут же приступили к работе над «Землетрясением».

Также многое зависит и от продюсерской студии, которая делает предложение. Сейчас в наших широтах очень легко столкнуться с непрофессионалами, и всегда есть риск попасть на «не тот» проект. А в случае с «Марс Медиа» я знал, что меня будут окружать профессиональные люди, которые относятся к кино не как к заработку, а как к возможности сделать качественное кино с фестивальным и прокатным потенциалом, поэтому сразу и с большой радостью ухватился за шанс поработать с ними.

С: Как долго продолжался подготовительный период «Землетрясения»?

АС: Около шести месяцев, и это только производственный препродакшн, не включающий в себя девелопмент и работу со сценарием, который до официального запуска проекта длился еще года полтора. За это время мы несколько раз съездили в Армению, общались с очевидцами трагедии, провели детальнейший скаут, откастинговали и выбрали артистов. Мне кажется очень полезным, что кино прошло такой долгий путь дистилляции.

© Фото «Марс Медиа»

С: Какая задача на этапе подготовки была самой непростой?

АС: Самым сложным было определиться с местом съемок разрушенного города Гюмри, в то время называвшегося Ленинаканом. Нужна была огромная территория со сложнейшим техническим конструктивом, где рядом с разрушенными домами и поваленными конструкциями были бы видны фасады и интерьеры непострадавших домов и квартир. Все это должно было быть в настоящей, городской органике. Конечно, такие места где-нибудь на планете и существуют, но невозможно было поставить задачу найти такой объект, и мы хорошо это понимали.

Поэтому было принято решение строить декорацию, что повлекло за собой новый вызов: как идейно придумать территорию, на которой мы могли бы поставить все сцены фильма после разрушения. Художник Давид Дадунашвили проделал огромный труд, построив площадку под открытым небом. Декорацию возвели в октябре, и мы сразу же планировали начать снимать, но за два дня до первого съемочного дня пошел снег и запорошил все декорации. А документальная хроника говорила об обратном — в Ленинакане в день землетрясения было сухо и ясно, и не должно было быть снега. Огромных трудов стоило избавиться от него в рамках кадра.

© Фото «Марс Медиа»

То есть представьте себе: сырость, ветер, минусовая температура, огромное количество массовки и технически сложные задачи по исполнению кадров, наконец бетон и летящая во все стороны строительная пыль, так что было невозможно дышать, спасали только респираторы. При этом, поскольку мы работали в октябре, уже был короткий световой день, порядка 10 часов. Как только всходило солнце, мы тут же начинали снимать и, не останавливаясь, отрабатывали эти 10 часов, иногда даже без обеда. Невероятные чудеса работоспособности и терпения проявляла вся съемочная группа, актеры, все без исключения актеры второго плана — каждый старался сделать всё, что от него зависело для общего результата.

© Фото «Марс Медиа»

С: Что было самым сложным на этом этапе?

АС: Продумать все перемещения в довольно ограниченном пространстве, потому что камера не всегда может работать 360 градусов в таком декорационном элементе. Мы снимали куски сцен в одном месте, а продолжали уже в другом, когда частично сцена была разбита на два пространства. Мы думали, как это совместить, чтобы зритель не почувствовал фальши и был уверен, что он действительно находится в Ленинакане.

Именно поэтому в начале фильма мы показываем городскую натуру, которую потом воссоздаем в разрушенном виде в декорациях. Это был интересный производственный момент: сначала мы отобрали натуру в Гюмри, и после этого под реально найденную живую натуру художники уже отстраивали декорации разрушенных объектов. Вот эта связка, как мне кажется, дорогого стоит.

© Фото «Марс Медиа»

С: Вам до этого приходилось снимать в Армении?

АС: Мне приходилось работать на Кавказе, в Грузии, но не в Армении. Снимать там пришлось впервые, и я был искренне впечатлен тем, как живут и как работают местные жители. Они были очень вдохновлены этим фильмом, и каждый хотел помочь рассказать о трагедии. Люди приносили фотографии и книги на съемочную площадку, желая поделиться своими материалами и историями. Во время скаута мы побывали в десятках квартир  нас просто приглашали люди, которые нас и не знали, а впервые увидели во дворе своего дома. Они угощали кофе и расспрашивали про планы, вспоминали свои истории и родственников, которые участвовали в спасательных операциях. В какой-то момент я убедился что в Армении нет ни одного жителя, которого бы не коснулась эта трагедия .

Отдельно хотелось бы отметить работу местной кастинг-команды и всех армянских актеров — какая это школа, какие это талантливые люди... Фильм как минимум стоит посмотреть ради них.

© Фото «Марс Медиа»

С: Приходилось ли вам работать до этого на проектах, где было такое же разделение по странам, и насколько оно было оправдано в этом проекте, на ваш взгляд?

АС: К сожалению, в Москве нет натуры, необходимой для такого фильма, как «Землетрясение». Но зато здесь есть опытные кинематографисты, выполняющие сложнейшие задачи, и это дало нам возможность построить декорацию в несколько сотен гектаров. А в Армении мы взяли всю натуру, весь армянский колорит. Всё-таки, когда кино снимается не в одном месте, это хорошо влияет на его визуальную часть.

А что касается усложнения процессов между разными странами, я считаю это полезным. Любая экспедиция в моем понимании — признак настоящего кино. Это выезд группы единомышленников, на одну территорию, на которой они видятся каждый день, где все их внимание концентрируется на одном большом деле. Экспедиция помогает улучшить качество кинокартины, потому что никто не отвлекается от процесса на бытовые дела.

С: Если судить по вашему опыту работы в Америке, отличается ли набор обязанностей второго режиссера в России и first assistant director в США? И насколько правомерно сопоставлять эти должности?

АС: Скажу, что глобальных различий между 1st AD и вторым режиссером нет. Всё на самом деле зависит от того, что ожидает от тебя студия, какими полномочиями она готова тебя наделить и какую команду выделить. Одним важным отличительным элементом я считаю планирование и приведение плана в действие. Этим в России, как правило, занимаются два разных человека: один — планом, а второй — площадкой. В Штатах эту ответственность на себя берет один человек, и это я нахожу правильным. Разнится также и количество рабочей силы, вовлеченной в процесс в режиссерском департаменте. Там может быть пять ассистентов, и каждому из них найдется, что делать. У них зашкаливает количество внутренней документации и писем, проходящих за один день, но зато после 18:00 в офисе нет ни одного человека и на телефонные звонки отвечают неохотно. При этом совершенно отсутствует «наш» героизм, когда что-то доделывается в самый последний момент. То есть все успевается вовремя. Как-то я даже заподозрил что-то не ладное, когда за два дня до съемок ни у кого не было панических атак и разговоров о том, что «всё пропало» и «мы никогда это не снимем». В первый раз такое непривычно.

© Фото «Марс Медиа»

Существует еще один процесс, про который мало кто знает: это защита съемочного плана и сметы кинопроекта у так называемых бонд-компаний, которые страхуют фильм, или точнее — страхуют завершение фильма в утвержденном бюджете. И они имеют право решить, что запланировано мало или слишком много времени, или не учтены какие-то риски, или нужно внести изменения в план и т.д. В конце концов, если надумают, они могут заменить и тебя.

С: А каковы в таком случае конкретные плюсы расширения полномочий второго режиссера?

АС: Я считаю, что опыт второго режиссера сильно помогает процессу и к нему стоит прислушиваться, особенно в критических ситуациях. Например, если не хватает времени доснять сцену, уходит режим, случается погодный коллапс или срабатывает ограничение локации, разумный и опытный специалист сможет подсказать решение по мизансцене, придумать способ ускорить процесс, тут же придумать, как обыграть какой-то момент сценарно, или найти возможность без больших финансовых потерь переснять эпизод, выделив для него место в съемочном плане. На одном из проектов даже пришлось перепланировать и переснять целую готовую сцену просто потому, что в первый раз ее по ошибке удалили. Разные случаи бывают.

Студия всегда заинтересована снять хорошее кино за определенную сумму, а задача 1st AD сделать так, чтобы это произошло в симбиозе продюсерских интересов и режиссерских. В этом смысле я вижу суть профессии — свести мосты между творческой и финансовой частью, чтобы все остались довольны, не потратив лишнего и не потеряв в качестве.

© Фото «Марс Медиа»

Вот я, например, большой фанат советской системы кинопроизводства, в которой профессия второго режиссера была намного объемнее, чем сейчас. Тогда второй режиссер принимал участие во всех процессах: от стадии подбора консультативного и документального материала для кинокартины вплоть до речевого и шумового озвучания и монтажа рекламного ролика для кинопроката, как тогда называли трейлер. В общем, он вел проект от начала до конца и умел абсолютно всё. Мне кажется, второй режиссер должен как раз стараться знать и уметь всё.

С: Есть ли у вас какие-то современные профессиональные программы или приложения, которыми вы пользуетесь постоянно?

АС: Самым большим и важным помощником в производстве является программа по планированию Movie Magic Scheduling. Она позволяет составлять целостный цифровой проект и делать невероятное количество всевозможных документов, таблиц для дистрибьюции, документов между департаментами. Иногда я пользуюсь Movie Magic Budgeting для составления смет, но все-таки, как правило, сметчивают документы у нас исполнительные продюсеры. Есть неплохая программа Shot Designer, которая помогает делать блокинг, чтобы расположить необходимое количество камер и техники в разных местах, провести планомерную подготовку, составить план-схему съемочного дня. Также я пользуюсь программой InDesign, с помощью которой составляю цифровые вызывные листы. Есть еще программа Frame Forge, которая делает анимационные раскадровки, позволяющие понять, каким образом двигаются герои по площадке и как будет перемещаться камера, в каком направлении садиться солнце, что лишнее попадет в кадр при каком объективе. Очень удобная вещь для съемочной группы, помогает ничего не упустить.

Комментировать



Читайте также:

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ:




Warning: Unknown: open(/var/www/nt/data/mod-tmp/sess_preqp05s1r38ipm6gtb0odtm46, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0 Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/www/nt/data/mod-tmp) in Unknown on line 0