«Одержимость» VS. «Черный лебедь»: анатомия одержимого художника

25 Ноябрь 2016
«Одержимость» VS. «Черный лебедь»: анатомия одержимого художника

Фото: Nofilmschool

На канале Lessons from the Screenplay появилось новое видео — эссе, в котором разбираются образы протагонистов фильмов «Черный лебедь» Даррена Аронофски и «Одержимость» Дэмьена Шазелла.

С первых кадров «Одержимости» и «Черного лебедя» мы видим протагонистов, погруженных в свою любимую работу. Эндрю Нейман репетирует, Нина Сэйерс мечтает станцевать Белого лебедя. Оба фильма переносят нас внутрь миров, о которых большинство не имеет ни малейшего представления. Оба малобюджетные, сняты по блестящим сценариям и стали лауреатами премии «Оскар» в актерских номинациях. Но, самое важное, оба рассказывают историю о художнике, который ищет признания, готов на страдания и самопожертвование. Но как строятся эти истории?

В этом фильмы сильно отличаются: джаз и балет, мужчина и женщина, разные стили — каждая картина действительно уникальна. Но сегодня я хочу поговорить о структурных сходствах, рассмотреть элементы, которые помогают рассказать историю об одержимом артисте, а также выяснить, как они располагаются в общей композиции.

Давайте взглянем на «Одержимость» и «Черного лебедя» (далее — спойлеры).

АКТ 1: завязка /инициирующее событие (inciting incident), желание и драматический вопрос

В каждой истории есть первый поворотный момент — момент, начиная с которого протагонист больше не может сохранять свой статус-кво и отправляется в «путешествие». Этот поворотный момент называют инициирующим событием. Инициирующее событие заставляет героя захотеть нечто специфическое и начать меняться. В «Одержимости» это происходит довольно рано, буквально на первой странице сценария, когда герой встречает Флэтчера. Флэтчер обращает внимание на Эндрю, и молодой человек решает, что хочет оказаться в оркестре, в котором играют лучшие музыканты консерватории Шаффер.

В «Черном лебеде» инициирующее событие происходит на восьмой странице, когда объявляют, что в этом сезоне труппа будет ставить «Лебединое озеро», тот самый балет, о котором мечтает Нина. Она очень хочет стать новым Белым лебедем. Но нас, зрителей, желание героя может заинтересовать лишь в том случае, если он готов рискнуть ради его достижения, когда мы понимаем, что он чего-то боится. В обоих сценариях есть эпизоды, которые показывают отношения героев с домашними, благодаря чему мы понимаем их страхи. Мать Нины — бывшая балерина, которая так и не смогла достичь профессионального успеха. Она не позволяет Нине повзрослеть, окружая ее плюшевыми игрушками и музыкальными шкатулками. Отец Эндрю — сравнительно успешный преподаватель старшей школы и неудавшийся писатель. Для Эндрю и Нины родители являются образцом посредственности: герои боятся ее и очень скоро начинают презирать.

Теперь, когда мы знаем, чего боятся протагонисты, мы лучше понимаем их желания. Но герои не могут просто взять и реализовать свои мечты — им должно что-то мешать. И вот тут появляются менторы. В обоих фильмах менторы обладают абсолютной властью, занимают высшую позицию и, что самое важное, ставят перед протагонистами сложные задачи. Менторы задают главный драматический вопрос в фильмах. Сможет ли Эндрю заставить себя играть быстрее, быть более точным, сможет ли стать величайшим музыкантом? Сможет ли Нина перестать беспокоиться о своей технике, прятаться за детской невинностью, станет ли Черным лебедем?

Подталкиваемый желанием страхом, каждый из героев занимается все усерднее и, что важнее, совершает не характерный для себя поступок. Эндрю приглашает на свидание понравившуюся девушку, а Нина идет к Бреннану, чтобы убедить его дать ей партию в балете. Эти действия — сигнал о том, что герои готовы меняться. Бреннан дает Нине главную партию, а Эндрю берут в оркестр после прослушивания. Оба героя наслаждаются первой победой и начинают желать большего. То, с чем им уже пришлось столкнуться, — еще самое легкое, но они об этом пока не подозревают. Настоящий вызов только впереди.

Акт 2: борьба и жертва

Во втором акте протагонист сталкивается с чередой испытаний, которые заставляют их измениться. И Нину и Эндрю должны преодолеть себя. Они начинают меняться, но, чем дальше все заходит, тем яснее становится, что путь к величию лежит через саморазрушение. Главный фактор, мотивирующий героев обоих фильмов, — угроза замены. В сцене, которая не вошла в фильм, Флетчер намекает Эндрю, что он будет участвовать в прослушивании и ему надо поработать над дабл-тайм-свингом. Первая удача Эндрю — победа над конкурентом Райаном. Но все возвращается на круги своя: чтобы Эндрю не расслаблялся, Флетчер возвращает Райана в оркестр. Вдруг недавно обретенное положение оказывается под угрозой.

В «Черном лебеде» главной конкуренткой Нины является Лили. Лили — новенькая, у нее есть все, что недостает Нине. В сценарии танец Нины описан следующим образом: «Хотя ее движения были точны, в них была какая-то слабость — та, которая должна была быть у Белого лебедя: страх в сочетании с меланхолией». А танец Лили «взрывной, источающий сексуальность». Лили воплощает тот тип, который Нина должна примерить — Черного лебедя. Так как Нине это удается с большим трудом, Бреннан подумывает о замене в лице Лили. На обоих героев, на Нину и Эндрю, сильно давит угроза замены, приводит их к самому важному моменту второго акта — переходу к безумию.

В «Черном лебеде» Нина начинает сходить с ума, видеть двойников: сначала в переходе, потом в зеркалах, наконец в Лили. Она персонифицирует свои сомнения, страх и чувство незащищенности, и они активно ей угрожают. Эндрю тоже медленно сходит с ума, но это сумасшествие иного рода. Главная антагонистическая сила для него — Флетчер. С первых дней репетиций в оркестре Флетчер ясно дает понять, что будет жесток и непримирим.

Герои не в состоянии справиться с давлением, поэтому они начинают разрушать себя. Эндрю расстается с девушкой, грубит родственникам, в сценарии даже начинает принимать таблетки. Нина ослушалась матери, сбежав вместе с Лили — все закончилось употреблением наркотиков, случайной связью и галлюцинациями о сексе с Лили. К концу второго акта оба протагониста так одержимы, что совершенно не контролируют себя. Безумие Нины достигает пика, когда она, как ей кажется, убивает Бэт, ранит мать и начинает чувствовать, что превращается в настоящего лебедя. Когда же Эндрю отчаянно пытается попасть на свой второй концерт, он доходит до крайней степени саморазрушения. Переход к безумию показывает, как далеко может завести саморазрушение.

Но в этом моменте между двумя фильмами есть важное различие, которое отразится на концовке. Из-за аварии Эндрю переосмысляет свое саморазрушающее поведение. К тому же выясняется, что бывший студент, которого также мучил Флетчер, даже пошел на самоубийство. Нина получает похожее предостережение: она узнает, что балерина, которую она заменила в труппе, попыталась покончить с собой. Разница в том, что в истории Нины это событие происходит раньше, до того момента, когда она увидела, до чего может довести жажда совершенства. Поэтому героиня не вняла предупреждению — в этом заключается важный аспект ее личной трагедии. То есть в истории Эндрю переход к безумию происходит только в втором акте, в то время как для Нины оно продолжается и в третьем, когда она испытает его разрушительные последствия.

Акт 3: изменение и достижение совершенства

В обеих историях развязка наступает во время «большого представления». Ставки высоки. Но герои находятся в двух разных состояниях. Поскольку Эндрю был вынужден ненадолго прервать занятия музыкой, у него было время подумать о будущем. Нина, напротив, только достигла пика безумия и едва ли может контролировать себя. Несмотря на это, у них есть что-то общее: они не готовы к выступлению. Они еще не до конца изменились. Эндрю все еще играет, чтобы привлечь внимание Флетчера, доверяет ему и поэтому позволяет обмануть себя. А Нина все еще сомневается в себе. После того, как Нина увидела, что Лили флиртует с исполнителем партии принца (а принц — возлюбленный Белого лебедя), появляется двойник. Поэтому в обеих историях, и Нины, и Эндрю, первая попытка показать себя в важный момент проваливается. «Нину бьет дрожь, ее тело дергается. Дэвид не может ее удержать. Нина падает на сцену. Кажется, что этот ужасный момент длится целую вечность». «У Флетчера выражение лица победителя. Когда он поворачивается к аудитории, мы слышим вежливые, сдержанные аплодисменты, слегка проходящие по залу. Спокойные, равнодушные, сочувствующие. До этого никто не переживал подобной катастрофы».

Пережив самую серьезную неудачу, герои наконец делают важный для себя выбор. Эндрю решает вернуться на сцену. Теперь он играет не для Флетчера, а для себя. Он уверен и держит себя в руках. А Нина возвращается в гримерку, где ее ждет Лили. Нина видит в ней двойника и нападает на него, двойник пытается дать отпор. Героиня делает последний рывок — и ее трансформация завершается.

Оба протагониста разрушили свои прежние личности. Их истории становятся ответом на главный драматический вопрос: Эндрю и Нина дают самое гениальное представление в своей жизни. Повествование в финальной сцене «Одержимости» потрясающе замедляется и убыстряется. Когда Эндрю берет себя в руки, поведение Флетчера меняется: «В этот момент на его лице было написано только одно: он никогда не слышал подобной игры». И моментом позже: «Флетчер почти улыбался. Неужели таков и был его план?». То есть Флетчер из врага превращается в союзника. Именно этим фильмы различаются. Нина возвращается в гримерку и понимает, что она не убивала Лили, она серьезно ранила себя. Ее безумие привело к абсолютному саморазрушению. Но шоу должно продолжаться, и Нина возвращается на сцену, чтобы завершить спектакль как Белый лебедь. По сценарию ментор Нины произносит важную реплику. Она не вошла в картину, но, думаю, она отражает ту эмоцию, которой наполнены оба финала. В ней говорится о танце, но, наверное, эти слова можно отнести к любого рода представлениям в режиме реального времени: «То, что мы делаем, прекрасно, но скоротечно. Танец не бессмертен, как музыка, поэзия или изобразительное искусство. Оно не стареет в музеях или соборах. Он живет только сейчас, только в этот момент. И это — твой момент».

Нина и Эндрю смотрят в зал. Там — их зрители. Ошеломленные родители среди них. Это — их момент.

В «Черном лебеде» и «Одержимости» используются похожие повествовательные элементы, но они скомпонованы по-разному, и поэтому темы самопожертвования ради искусства раскрывается неодинаково. В «Черном лебеде» рассказывается история молодой женщины, которая жертвует всем ради одного скоротечного момента ощущения абсолютного совершенства: то есть «абсолютное совершенство требует полного самопожертвования».

А главный герой «Одержимости» — молодой музыкант, который подвергается физическим и эмоциональным нападкам со стороны ментора, но справляется с ними и в итоге становится «следующим Чарли Паркером — Чарли Паркером для Флетчера»

И возникает вопрос: подтверждается ли эта идея в финале? Действительно ли самые обидные слова — просто «хорошая работа»?

Комментировать



Читайте также:

«У российского хоррора самые радужные перспективы». Продюсер Дмитрий Литвинов о «Невесте»

«Наш сериал можно назвать как угодно, но только не глупым»: режиссер Федор Стуков о сериале «Адаптация»

«В творческом процессе автор ― это главный человек, которому вы доверились». Отрывок из книги продюсера «Хорошего мальчика»

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: