«Все костюмы соответствовали эпохе, а научные эксперименты мы тщательно изучили и проработали до мельчайших деталей»

19 Апрель 2017
«Все костюмы соответствовали эпохе, а научные эксперименты мы тщательно изучили и проработали до мельчайших деталей»

30 апреля на канале National Geographic выходит сериал режиссера Рона Ховарда «Гений» об Альберте Эйнштейне. Худощник-постановщик проекта Джонатан Ли рассказал о преображении Праги в несколько европейских городов, поиске реквизита и стремлении команды к достоверности.


 

 

Как вы адаптировали существующие в Праге здания для «Гения»?

Джонатан Ли: Нам очень повезло снимать в Праге, сам город стал нашей декорацией. Многие сцены мы снимали на натурных площадках. Этот город, благодаря архитектурному разнообразию, можно легко выдать за швейцарский или немецкий. Красочные районы в стиле барокко «изображали» Швейцарию, а другие улицы, более мягкие и серые, — Германию.

Исторический облик Праги мало изменился. До сих пор остались места, где сохранились старые оригинальные интерьеры и здания. Некоторые площадки оказались сложными для работы, особенно общественные здания, где мы не могли даже повесить картины на стены, но маленькие квартиры и магазины нам удалось адаптировать под нужную эпоху очень точно. Были определенные сложности в работе зимой, когда краска долго не сохла, но в целом, Прага — это прекрасный город для съемок сериала.

Какие декорации вы построили?

ДЛ: Мы начали строительство с тех площадок, которые сложно найти для натурных съемок: например, большие аудитории-амфитеатры. Хотя несколько лекционных аудиторий тех лет сохранились до наших дней, они все-таки частично модернизированы. Мы планировали неоднократно использовать их в качестве съемочной площадки, поэтому решили воссоздать аудитории на сцене театра.

Другой декорацией, на которой мы сосредоточились, стала квартира Эйнштейна в Берлине, которая должна была быть просторной и богато обставленной. Ее мы тоже решили построить, чтобы съемочная команда могла свободно передвигаться и менять интерьер под свои задачи. В итоге это решение только облегчило работу, ведь было бы непросто разместить съемочную группу на чердаке, например. В процессе съемок мы стали строить декорации среднего размера, включая квартиру Эйнштейна в Берне. Так мы могли легко менять декорации при необходимости, убирая окна и двери. За все время съемок мы использовали более 600 декораций, а находясь на сцене, работали в тепле во время суровой пражской зимы.

Что оказалось самым сложным?

ДЛ: Одной из самых больших проблем для нас стали современные уличные вывески в Чехии. Их все приходилось снимать и вешать на их место наши подходящие эпохе. Нам очень повезло, что сохранились трамвайные пути, по которым мы пустили по ним старые трамваи.

Каждый раз, выходя на улицу, мы думали, что придется менять для съемок. Начинали с демонтажа современных деталей, который обычно затягивался допоздна, а уже утром мы размещали транспорт и массовку. Затем волшебная уличная сцена оживала. Такой процесс требует огромной работы и большого внимания к мельчайшим деталям.

Сколько разных домов Эйнштейна вы воссоздали?

ДЛ: На протяжении всего сериала зритель увидит восемь разных домов Эйнштейна. Он начинал практически без гроша, поэтому и его квартира была довольно скромной. Кроме того, мы показываем его совсем невыдающееся студенческое жилье. В каждом эпизоде мы старались сконцентрироваться на важных и существенных для истории деталях. Растут доходы Эйнштейна, дома становятся больше, и зритель может увидеть, с каким комфортом он обустраивается на новом месте. Когда нацизм в Германии набирает обороты, Эйнштейн решает уехать из Берлина. Это было трудное для него решение, поэтому я хотел сделать его последнюю квартиру самой красивой, чтобы показать, насколько тяжело ему было покидать ее.

Вам потребовалась тщательная подготовка?

ДЛ: Мы изучили огромный объем информации. Наш художественный отдел обращался к экспертам в различных областях. Для нас было важно, чтобы декорации и костюмы точно передавали эпоху. Все научные эксперименты в сериале воспроизведены с абсолютной точностью.

Вы использовали много учебных досок в сериале. Как вы решали, какие формулы на них написать?

ДЛ: Доски появляются в кадре на протяжении всего сериала. Я прикладывал огромные усилия, чтобы на каждой доске во всех аудиториях, где мы снимали, все было корректным. Иногда у нас была заранее подготовленная информация для досок, а порой нет. В этом случае мы обращались к экспертам и спрашивали: «Что могло быть написано на доске, когда Эйнштейн выступал с речью или читал лекцию?» С нами работал эксперт по каллиграфии, который специально для героев разработал различные стили письма. Например, Эйнштейн писал неряшливо, в то время как Ленард был щепетилен.

Как вы адаптировали съемочную площадку, чтобы показать разные страны?

ДЛ: Мы сразу решили, что будем искать места для съемок не только в Праге, но и в других городах Чешской Республики. Я хотел добавить цвет в сцены, показывающие Швейцарию. Виды Аарау мы снимали в чешском городке Локет. И, хоть путешествие и не пришлось по душе съемочной команде, как только мы добрались туда, то увидели, насколько это красивое место. В Праге мы искали улицы, площади и места с таким цветом, который бы создавал ощущение натурной съемки в Швейцарии. Это дает аудитории чувство подлинности при просмотре. В сценах, где действие происходит в Берлине, я пытался отказаться от цвета и, в определенной степени, даже отрицать красный цвет. Мы старались выбирать блеклые улицы, так как хотели показать, насколько шокирующим был момент появления свастики в 1932 году. В других городах и странах, таких как Лондон и США, приходилось быть осторожными, чтобы сохранить архитектурную точность и цвет. Вот это стало проблемой!

Как актеры реагировали на декорации? Они помогали им войти в роль?

ДЛ: У нас был замечательный отклик от актеров, в частности, от Джонни Флинна. Все обратили внимание на детали той эпохи: выключатели, розетки и элементы костюма. Мы очень дотошно подбирали детали, что позволило актерам спокойно существовать в предложенных декорациях. Наши реквизиты и научные приборы были невероятно детализированы. Все часы, карандаши, ручки, которые мы давали актерам, были тщательно подобраны. Мы показывали их режиссеру и актерам, и всем очень понравилось.

Вы изучали информацию о скрипках, на которых играл Эйнштейн?

ДЛ: Мы изучали, как делают скрипки, из какого дерева и меняется ли материал со временем. Консультировались с экспертом по скрипкам, рассказавшим ним, какие могли быть скрипки у Эйнштейна на протяжении всей его жизни. Например, у молодого Эйнштейна могла быть совсем простая и дешевая скрипка, но став старше и богаче, он мог позволить себе более дорогой инструмент. Мы выбрали скрипку из темного дерева для Джеффри Раша и отправили ему в Лондон, чтобы он мог потренироваться со своим преподавателем. Он был восхищен скрипкой и тем вниманием, с каким наш художественный отдел подошел к выбору.

Эйнштейн был заядлым курильщиком. Как много вы узнали о его привычке?

ДЛ: Мы очень многое узнали про курение. Эйнштейн курил всю свою жизнь и был особенно пристрастен к выбору курительных трубок. Мы приобрели множество экземпляров в Праге и Шотландии, изучили историю курения сигар и трубок. Когда на съемки приехал Джеффри Раш, мы были готовы и знали, какая сигара или трубка будет в той или иной сцене. Все было очень хорошо организовано, мы даже нашли часы и маленький компас, очень похожие на те, которые подарили Эйнштейну в молодости.

Вы смогли найти одежду для съемок или изготовили сами?

ДЛ: У нас было достаточно много костюмов того периода. Прага — удивительный академический город, мы нашли оригинальные приборы того времени для проведения научных экспериментов. Такие специфические вещи, как электронно-лучевые трубки, пришлось воссоздать самим для сцен с Ленардом, потому что настоящие экземпляры хранятся в музее.

Для съемок необходимо было адаптировать определенные элементы к свету и визуальным эффектам. Все костюмы соответствовали эпохе, а научные эксперименты мы тщательно изучили и проработали до мельчайших деталей. Наш замечательный чешский реквизитор корпел допоздна над всеми деталями.

В сериале много раритетных автомобилей. Сложно ли было их найти?

ДЛ: Мы нашли подходящие автомобили в очень хорошем состоянии. Владельцы разрешили использовать их для съемок. В первом эпизоде появляется Мерседес 1928 года с двигателем мощностью 35 лошадиных сил. Всего в мире три таких модели, и одну из них мы смогли получить! Этим роскошным автомобилем в сериале пользуется Вальтер Ратенау (министр иностранных дел Германии, убит ультраправыми боевиками в своем автомобиле). Рон Ховард сделал фантастические кадры отполированного капота и деталей автомобиля.

Этот прекрасный автомобиль мы немного изменили для съемки. Салон был ярко-красный, и нам пришлось его переделать. Трюковая автомобильная сцена заставила меня поволноваться, поскольку все автомобили очень ценные, но все вышло очень удачно. При этом чем современней становилась эпоха, тем легче было найти автомобили этих периодов. В Чехии около 300 коллекционеров ретро-автомобилей, так что особых сложностей у нас не возникло.

Какие предметы было сложнее всего найти?

ДЛ: Было довольно сложно найти старое научное оборудование, даже просто его качественные фотографии или образцы. В одном эксперименте звук должен был входить в трубку и заставлять «танцевать» находящийся внутри порошок. В итоге для съемки этого момента мы соединили реквизит, компьютерную графику и визуальные эффекты. Это заставило нас изрядно потрудиться. Определенные сложности возникли с натурными съемками исторических улиц, которые хоть и хорошо сохранились, но пестрят современными вывесками.

Какую съемочную площадку готовили дольше всего?

ДЛ: Внешний вид берлинской улицы. В процессе подготовки нам представилась возможность развернуться. Рон Ховард поручил мне создать список техники того периода: что и когда было изобретено. Мы много времени потратили на тщательное исследование, и если хотели показать в кадре телефон или машину, то могли обратиться к списку и узнать, какая модель использовалась в этот период. У нас была площадь 1932 года, которая позволила бы показать в кадре премьеру фильма той эпохи, и я сказал Рону, что одно из зданий можно превратить в просто невероятный кинотеатр. Для этого потребовалась большая работа команды. Мы разделили процесс: нижнюю половину здания должны были оформить декораторы, а верхнюю — воссоздать специалисты с помощью визуальных эффектов. Именно на ней мы разместили большой киноплакат и другие детали. Еще одно большое здание на улице мы решили превратить в магазин, чтобы показать моду того периода. Так мы смогли продемонстрировать контраст изящных моделей в витрине магазина и коричневых рубашек фюреров штурмовых отрядов (Brownshirts, «коричневорубашечники», штурмовые отряды НСДАП). Это была лучшая площадка, где мы могли показать, как прогрессируют технологии и культура.

Как много вы знали об Эйнштейне?

ДЛ: Я, как и многие, хорошо знал, что Эйнштейн был суперзвездой и огромной знаменитостью. Я видел его самые известные фотографии и знал о пацифистских взглядах. Его гуманизм контрастировал с научной работой, которая в итоге привела к созданию атомной бомбы. Я знал, что у него хорошее чувство юмора, но понятия не имел о сложностях в его личной жизни. Он полностью посвятил себя работе, а в семейной жизни вел себя, как слон в посудной лавке. Катастрофа за катастрофой.

Изучая Эйнштейна, я смог составить схему его жизни. Книга Уолтера Исааксона, как и многие другие, оказалась чрезвычайно полезной для нас. Также у нас был доступ к обширному фотоархиву. Увлекательно в этом парне то, что он был чуть ли не 100% эгоистом, увлеченным исключительно своей работой, и стремился освободиться от повседневных забот. Например, ему было все равно какую одежду носить. Он внимательно выбирал еду, но при этом свою семью ставил на второе место после работы.

Что слово «гений» значит для вас?

ДЛ: Это очень интересный вопрос. Самый изящный ответ на его мне дал Рон Ховард. Он сказал, что ученые, как и остальные люди, живут, озаренные светом знаний. Для них знание — это свет, поэтому они постоянно в процессе исследования и совершенствования. Некоторые работают на краю «света», где тьма неизвестности, и намеренно толкают себя в эту тьму, пытаясь найти новую информацию и теории. Единицы прыгают прямо во тьму и творят там, создавая вокруг себя область света и новых знаний. Это видение мира и твердая уверенность в своей правоте и в том, что такой рывок во тьму единственно верный — это то, что определяет «гения» и Эйнштейна, в частности.

 

 

 

 

Комментировать



Читайте также:

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ:




Warning: Unknown: open(/var/www/nt/data/mod-tmp/sess_1hejrphv3qo9d596a3br85kb83, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0 Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (/var/www/nt/data/mod-tmp) in Unknown on line 0