Q&A с создателями фильма "Гупёшка"

04 Декабрь 2017
Q&A с создателями фильма

Режиссер Влад Фурман, актриса Нелли Попова и оператор Кирилл Мошкович представили свой новый фильм "Гупёшка". После показа создатели рассказали о том, каково было работать без продюсера, как подбирались локации и почему у фильма иная концовка.

Аудитория: Гупёшка – то ли комедия, то ли трагедия. Скажите, Влад, для Вас это больше комедия или больше трагедия?

Влад: Для меня это и то, и другое.  Наша жизнь, она такая странная, сложная с одной стороны, и простая. То, что нам кажется смешным, иногда становится трагичным.  И наоборот. И здесь, мне кажется,  это присутствует во всех персонажах, вот это соединение. Сумасшествие главной героини, допустим, и ее самоотверженность, и жалость, которую она вызывает к себе. Мне кажется, это точное определение жанра.

А: Влад, расскажите про свой опыт показа фильма заграницей, а именно в Великобритании.

В: Мы попросили поднять руки тех, кто говорит по-русски и кто по-английски. Оказалось, что половина была русских, половина зала – англичане. Было интересно, потому что были субтитры на английском языке, было интересно, как реагируют, как юмор воспринимают, как вообще это тему они понимают. Они сказали о том, что общечеловеческая проблема, она касается всех. Такое добровольное рабство, на которое себя человек обрекает, самоуничижение, ощущает себя бракованным, страхи «попаду ли я в Рай» -  это все очень сложно. Тем не менее это всем понятно: и католикам, и протестантам. Когда немцы смотрели спектакль у нас, они сказали, что в немецкой глубинке такой дикий домострой существует и сейчас.

А: Каково было работать без продюсеров? Какие были плюсы и минусы?

В: С одной стороны, мы могли закончить съемку, когда хотели, стоимость съемочного дня была не очень велика, мы шли последовательно по тексту, а это редко в кино бывает.  Мы так вымуштрованы телевизионным кино, что мы не могли себе позволить расслабиться. В 8 утра уже в кадре, гримеров не было, мы сами делали грим, Нелли сама одевалась. Сценарист, Андрей Шишков, делал еще и реквизит: привозил от тещи шкаф. Нашли на Авито работающий телевизор «Рекорд», даже с гарантийным талоном. Там нет ни одной театральной детали - все покупалось на рынках.

Кирилл: С ужасом могу сказать, что больше всего денег было потрачено на звук.

В: Легко обвинить продюсера во всех грехах, а когда ты сталкиваешься с тем, что надо заплатить, иначе вот это, например, не будет работать. Нужно соблюдать баланс.

А: Почему это история о девушке из глубинки?

В: Это такой архетип. В любой драматургии характер должен быть мотивирован. Обстоятельства, из которых он сформирован, архаичное понимание жизни, некая изоляция от искушения больших городов, природа и жизнь глубинки нужны, чтобы раскрыть эту тему.

А: Вы специально подбирали локации, или они вас «сами нашли»?

К: Искали, конечно. Мы не хотели делать «чернушную» картину. Мы убрали цвет, нашли такой язык, чтобы не было ощущения вот этой «чернушности». Мы не просто вошли в комнату, мы придумали, как должна эта комната выглядеть, какие должны быть обои, подобрали цветовую гамму, чтобы актеры себя чувствовали так, как должны были. 

В: Фон темнее лиц актеров. Это такое операторское решение картины для создания ощущения аквариумности.

А: Спектакль заканчивается немного иначе. С чем это связано? Фильм – это история Ваш взгляд с другой стороны  или это просто прожитые годы и уже другое отношение?

В: В спектакле был намек на вознесение. Героиня оказывается в полупрозрачной декорации, сотканной из ее [героини] воспоминаний, из образов. Деревня в спектакле более светлая, тут она совершенно другая. И героиня оказывается в том Раю, о котором мечтала.  А в реальной жизни работает машинка без  нее,  как бы оживает и медленно-медленно останавливается. Реальность и намек на вознесение. Прошло время, и я ловил себя на мысли, что комок подкатывает все равно, когда смотришь куски из спектакля, происходит такая боль, ощущение несправедливости по отношению к ней,  к жизни вообще. И когда мы решили  снимать, то деревня возникла вот такая. Рай это не теплое место, где хорошо так, в примитивном понимании, не перина. Там, может быть звенящая пустота, такая вечность. И не факт, что она теплая. Она вот такая жесткая. Тот, кто смотрел и спектакль, и фильм, они считают, что фильм жестче.

А: Нелли, каково Вам было работать в этой роли?

Нелли: Мое женское начало ужасно бунтовало. Это была первая работа, которая очень тяжело давалась. Я не понимала, как это мыться хозяйственным мылом, то есть у меня, как у женщины был внутренний протест. Потом я это себе присвоила, и, когда был момент выбора: либо с Пашей, либо с Лёней. Я думала: с Пашей. Когда Вася Сигарев приехал на премьеру, я спросила как так, почему же, она должна была понять, сделать правильный выбор, изменить свою жизнь. Он сказал, что нет, она ведь русская баба, она любит своего вот такого. На самом деле, это же подлинная история конкретной женщины. Это была соседка Васи по подъезду. История эта в жизни закончилась печальнее: женщина пошла в ателье, стала шить платья, уколола пальчик иголкой и постеснялась пойти в больницу. Пошло заражение, и она тихо умерла, как гупёшечка. Вот такая печальная история.

А: В финальной части, когда она бьет бутылкой по голове, мы очень долго не видим, собственно, кого она ударила, это специально такая большая пауза?

В: В театре они падают за диван, и, когда Паша встает, он даже какое-то время идет нормально, а потом у него голова начинает кружиться, а в кино он поднимается первый, потом начинает щупать голову. Мы хотели продлить надежду, а вдруг, он все-таки так мужественно бросился в бой за нее, решил это остановить.

А: Отличается ли опыт игры этой роли на сцене и в кино?

Н: Конечно это разные манеры подачи, разная техника.

А: Думали ли Вы об образе Камелии? Или в силу универсальности истории совпадают? Некоторые сцены, особенно с фотографией, похожи на «Иронию судьбы».

К: Мы хотели, конечно же, чтобы возникали аллюзии. Чтобы были какие-то культурные нити, связывающие нашу историю с мировым кинематографом. Очень часто от коллег мы слышим, что кино умерло, снимать нечего. Мы с Владом решили взять и доказать, прежде всего себе, что на самом деле это не правда. Если есть желание, значит надо сесть, собраться и сделать. Мы ни от кого не зависели, мы сделали все самостоятельно. По-моему, у нас получилось.

А: Почему Вы решили перевести пьесу в кинематограф? И как Сигарев оценил вашу работу?

В: Вася был тронут.

А: Василий сказал о том, что Влад чрезмерно человеколюбивый режиссер и поэтому он снял эту картину про любовь и наполнил ее любовью. А для не это история о том, как женщина сошла с ума. Что на самом деле сама является тем монстром, который и превратил ее мужа в исчадие ада. Нелли, что Вы думаете по поводу такой трактовки?

Н: Я не считаю ее дурой или сумасшедшей.

В: Это с точки зрения ее [героини] логики. Она же не согрешила с Пашей, она  же в Рай хочет попасть. «Мне надо в Рай попасть, я не виновата, что дочка у мерла. Я не имею право с Вами, хотя хочется, как в бразильских сериалах. Я же Вас привела, но Вам надой уйти, потому что грех это». И в этой системе координат, Гупёшка абсолютно святая. Она все испытания прошла. А есть другая система координат, которая говорит, что это и про мужчину. Что мы почему-то считаем себя дерьмом: не могу, не достоин. Может это еще я Гупёшка.  Логика может быть разной. Время идет, и 12 лет назад одна история, сейчас она меняется, но тема остается, болевые точки остаются.  Иногда делаешь выбор и становишься ничтожеством после этого выбора, порой что-то приобретаешь. 

Материал подготовила: Анна Щербаченко

Фотографии: Алексей Саломатов

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

Фэнтезийный мир «Хроник хищных городов»

Молодежный фестиваль телевизионных программ и фильмов «Телемания-2018»

«Фантастические твари» вновь привлекают и завораживают

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: