Не в богах дело а… в музыке? Интервью с Александром Кузнецовым

20 Февраль 2018
Не в богах дело а… в музыке? Интервью с Александром Кузнецовым

За Александром Кузнецовым в мире кино уже закрепилось амплуа хулигана: актёр играет наёмных убийц и наркоманов, на экране появляется с ирокезом и татуировками, а фильмы с его участием вызывают споры. Про экстремальные съемки «Скифа», сложные сцены и работе над постановкой рок-спектакля в «Гоголь-центре» - в интервью CINEMOTION


CINEMOTION: В одном из ваших интервью я читала, что вы, вообще, человек не театральный, больше киношный, как случилось, что вы активно играете в театре?

А.К: Нельзя сказать, что сейчас я активно играю в театре, сейчас я только ставлю спектакль в Гоголь Центре. Это не делает меня театральным человеком, поскольку это панк-рок-спектакль. Это не театральная форма, это рок-концерт и т.д. Я делаю в театре только то, чего я не могу сделать в кино. Кино – это идеальная форма искусства для меня. Но есть кое-что, чего в этой форме не воплотишь. «Одиссея. Пацанский эпос», панк-рок Одиссея, это эпичный блокбастер в театре, вдохновленный выступлениями Queen, Muse, Royal Blood, братьев Галлахеров, а так же жизнью и взглядами таких авантюристов как, например, Илон Маск. Спектакль сочиняется почти полностью на мою музыку.

А остальные музыканты, это ваша группа «Портсмут»?

Нет, это потрясающе музыкальные актеры театра и некоторые сессионные музыканты. В итоге я планирую выстроить такую схему, чтобы музыканты могли заменять друг друга и у нас было несколько составов. Чтобы, когда есть время, на гитаре мог сыграть гитарист Би-2, а на барабанах ударник Зверей. Создать супер-мини-отдаленную атмосферу Ленинградского рок-клуба внутри одного спектакля.

Изначально, в юности, вы видели себя рок-музыкантом?

 Да, изначально я пытался заниматься только рок-музыкой. Но дело в том, что я играю брит-поп и панк-рок на английском языке – это расклад не для быстрого подъёма в российской музыкальной индустрии. Я боюсь слова «андеграунд», и меня мало интересуют бессмысленные камерные суровые концерты без денег и света. Музыка – дорогое удовольствие, если ты хочешь делать её качественно. Правильные инструменты и аппаратура для записи и концертов стоят очень дорого. Поэтому, чтобы заниматься музыкой, нужно зарабатывать деньги. Например, в кино. То есть, в каком-то смысле кино приближает меня к музыке.

А что вы можете рассказать о фильме «Папа, сдохни», который уже оброс скандальной славой?

Ну, скандальной славной фильм оброс не из-за своего содержания, и даже не из-за названия, а из-за того, что кому-то показалось странным, что сын Улюкаева-старшего, Дмитрий Улюкаев, является оператором фильма. Я не вижу для здорового человека связи между отцом, который в чем-то там обвинён и сыном-оператором, который потрясающе красиво снял хороший художественный фильм, но, как всегда в нашей стране, люди напечатали в заголовках, что на сворованные у государства деньги сын вора снимает фильм под названием «Папа, сдохни». Наши журналисты – всегда с удовольствием пропустят мимо глаз реальное творчество и труд, но вцепятся в любую ничего не значащую мелочь. Этот фильм снят очень умными и талантливыми людьми за совсем маленькие деньги. У него открытый бюджет, можете посмотреть на «Кинопоиске», и фильм никак не связан ни с отцом Дмитрия Улюкаева, ни с политикой, никто не желает смерти никакому Папе и т.д. Это просто стильная чёрная комедия в традициях Макдонаха и Тарантино, кровавая, очень качественная, бойцовская, со сложными трюками, и с очень крепким актёрским составом. Ничего там скандального нет, всё что вы где-то могли прочитать о «скандальности» этого фильма - глупая чушь.

 Что вы можете рассказать о фильме вашего коллеги по Гоголь-центру, Александра Горчилина, «Кислота», где вы тоже задействованы? Почему о нём так мало информации?

В отличие от прокатчика «Скифа», у которого случилась нулевая реклама, которую я бы честно назвал антирекламой, студия «Слон» и Сабина Еремеева (генеральный продюсер фильма «Кислота») точно знают, как и когда им представлять свой фильм. На данный момент кино в производстве и вы услышите о нём, как только так сразу. Кстати, моим партнером по фильму был Филипп Авдеев, сейчас занятый в нашей «Одиссее» вместе с Сашей Горчилиным.

 Расскажите про съёмки «Скифа». Насколько вам близок по духу ваш персонаж?

Абсолютно близок во всём, с той лишь разницей, что я не верю ни в каких богов. Кроме этой детали у меня, пожалуй, нет разногласий с Куницей. Но даже Куница в конце фильма говорит: «Не в богах дело, в людях». Так что в этот момент наши разногласия стираются совсем. Фильм о том, как христианин и язычник объединяются ради простых общечеловеческих понятий: за любимую женщину - убивать, за правду - умирать.

 Вы работали без дублёра?

У Лёши ( актер Алексей Фаддеев) вообще не было дублёра, у меня был только дублёр конник, исполнивший конные трюки во время погони. В остальном нам просто не требовались дублёры, поскольку был отличный постановщик трюков Федя Старых, ставший для нас и тренером. Мы два месяца готовились к боевым сценам вместе с ним и его командой каскадёров. Так что с трюками и боями проблем не было, другое дело, что на «Скифе» были постоянные форс-мажоры, и, например, вместо запланированных трёх дней у нас было три часа на съёмку сложного длинного однокадрового боя в начале фильма. Обычно на такие сцены уходит дублей 30. У нас было время на 5 или 6. Кстати, после «Скифа» я позвал Федю работать на «Папа Сдохни», где он выстроил не менее интересную хореографию боёв. Так что да, всё сделали сами, кроме самых специализированных трюков, потому что, всё-таки, упасть с лошади на скорости должен был профессионал.

Какие ещё сложные сцены были в фильме?

Сцена с боем на обрыве. Рустам бегал в образе «солиста группы Kiss» между площадкой и плейбеком, гремел доспехами, как консервная банка, орал сорванным голосом, мы ничего не успевали. На момент съёмок этой сцены похолодало уже настолько, что реально доспехи примерзали к коже. Наши художники по костюму отчаянно пытались нас греть, но там уже ничего не помогало. Мой костюм был кожаным и облегающим – под него невозможно было ничего пододеть, поэтому меня просто мазали барсучьим жиром. Я согревался у костра, а барсучий жир какое-то время удерживал тепло. Но самой большой опасности во время съёмок подверглись Рустам и Лёша Фаддеев. Мы снимали их большой сложный бой прямо возле обрыва в метров 300, шёл то снег, то дождь, и камни покрылись тонким слоем льда. И в тот же день мы узнали, что неподалёку, из-за плохой погоды разбился вертолёт с частью другой съёмочной группой. Идём мы на площадку, пробираясь сквозь лес, ветки цепляются за парик, отрывают куски костюма, нас сдувает ветром. Вылезаем из леса на этот обрыв, а нам говорят: «Привет, ребята, тут недалеко только что съёмочная группа погибла, ну ладно, давайте снимать!» Сильно рисковал Дима Карначик, наш оператор, он очень увлекался со своим рулём (fig rig для камеры), двигался активно, в фильме вы можете видеть, как камера во время боя снимает на все 360 градусов – это он бегал, прыгал, крутился и падал, и он постоянно оказывался на самом краю обрыва спиной. Держа Карначика за пояс, мгновенно соображая и страхуя его носился наш каскадёр Коля, который должен был постоянно находиться у Димы за спиной. И внезапно, вниз сорвался не оператор, а Лёша Фаддеев. Во время очередной боевой связки он поскользнулся, грохнулся на скалы и стал быстро съезжать в обрыв, и это было уже совершенно серьезно, я помню, как все закричали, люди, кто был далеко от Лёши инстинктивно легли на землю и закончилось бы это известно чем, если бы не среагировал наш механик камеры, который просто напросто быстрым прыжком на него сел. Лёша два раза чуть не упал таким вот образом, во второй раз его подхватил наш художник по пластическому гриму.

Мало всего этого, в этот день еще была чудовищная проблема с реквизитом – у наших мечей расшатались рукоятки, дублей уже не было, и каждый раз, когда во время боя мечи бились друг о друга, их трясло и это было видно в кадре. Поэтому несмотря на экстремальные условия съёмки многие дубли ушли в корзину даже из-за таких дурацких мелочей.

Разве сцены боя не были однокадровыми?

Первая сцена, где Куница вырезает таверну, полностью однокадровая, сцена похищения семьи Лютобора была снята полностью одним кадром, несмотря на то, что в финальном монтаже её пришлось разрезать. Хотя мы чуть не померли, чтобы снять её одним планом. Большинство остальных были псевдо-однокадровыми, то есть от 2 до 7 кадров, что было не намного легче, учитывая их немаленькую длину. Так что да, было много сложных моментов.

Как вы относитесь к негативным отзывам на фильм?

Главное разделять адекватные негативные отзывы и подробные обзоры фильма по, внимание, трейлеру, от людей которые не смотрели фильм. И, соответственно, негативные отзывы людей, которые не смотрели фильм, но которые посмотрели обзор от людей, который не смотрели фильм. Ну вы поняли. Хотя если закрыть глаза на это домашнее критиканство-кликушество, то я вполне понимаю зрителей, предвзято относящихся или относившихся к «Скифу». После 2 недавних, печально известных премьер на условно похожую тему нельзя позиционировать и рекламировать фильм таким образом, каким он был подан. Я бы сам не пошёл на Скиф, посмотрев его беспомощный трейлер. Но всё это меркнет рядом с тем фактом, что у нашего зрителя просто в крови чудовищный скепсис и снобизм к жанру фентези и фантастики.


Поэтому, я вас уверяю, в России никогда не будет франшиз типа «Звездных Войн», сколько бы Джорджей Лукасов не поседело за их созданием.


Но ведь есть фильмы, которые провалились в прокате, а потом, с тали культовыми.

Да, провалились в прокате, а потом стали культовыми «Бойцовский клуб» и «Бегущий по лезвию» -но уповать на такое развитие событий не стоит. Если честно, никого из съёмочной группы особо не волнует прокат.


Мы сделали своё кино, честно, без пропаганды, без соплей и без битья себя кулаками в грудь.


Живём дальше, у меня в этом году выходят ещё 8 проектов, это «Лето» Серебренникова, «Папа, сдохни» Кирилла Соколова, «Кислота» Саши Горчилина, «Лучше, чем люди» Андрея Джунковского, «Спитак» Саши Котта, «Братство» Лунгина, «Котёл» Евы Басс и, возможно тоже в этом году, «Ненастье» Сергея Урсуляка.

И, думаю, всей съёмочной группе «Скифа» тоже есть чем заняться.

Какой из выходящих фильмов вам ближе всего?

Мне самому ближе всего был фильм «Котёл». Это такой действительно русский «На игле». Хотя сейчас каждый режиссёр начинает знакомство со слов «это будет русский «На игле», возможно «Котёл» - это вот он и есть, насколько это возможно. Кино про 25-ти летнего парня Савелия, наркомана и чистого кошару, который залип у себя на районе и никак не может выбраться, убежать в новую жизнь. Ева дала мне довольно большую свободу, и мы сочинили своего «Рэнтона». А чтобы долго не думать о разнице между плагиатом и киноцитатами, мы просто одели Савелия в футболку с изображением Юэна МакГрегора (актёр, сыгравший Рэнтона) и заставили иногда разговаривать с ней.

Как Вы оказались в Москве? Вы рассказывали, что приехали в Москву вслед за любимой девушкой…

Это звучит до ужаса романтично, но, да, это правда, ехал я за девушкой. Даже в ГИТИС я поступал в тот момент только для того, чтобы быть с ней. Поступили, а через пол года расстались, и она вышла замуж. Обычные дела. Но, если серьезно, конечно в Москву меня привела бешеная тоска, которая была со мной с пяти лет. Мне было скучно всё, чем я занимался. Мне не нравилось то, где я живу, как я живу, и какие у меня перспективы. Севастополь – не самый худший город, но для меня он стал как Абердин для Курта Кобейна. В моём восприятии это была тюрьма, в которую я сейчас ни за что не хотел бы возвращаться. Но правда в том, что в любом месте, где я живу, мне быстро становится скучно, и мне надо ехать ещё куда-то. Я из тех людей, которые нигде не могут найти спокойствия. Если я пытаюсь остановиться, ничего не делать и отдыхать, я просто впадаю в панику. Если я работаю -- я в порядке. Как сказал Томас Шелби из «Острых козырьков»: «Я кое-что понял, Фрэнсис. Для меня нет покоя в этой жизни. Возможно, в следующей» Так вот, возможно, когда я наконец уеду в Англию или Ирландию, я перестану паниковать.

На личную жизнь это непостоянство распространяется?

Пока да. К сожалению, я абсолютный социопат. Я не мизантроп, но мне очень тяжело общаться с людьми больше нескольких часов подряд. Мне нужно часто оставаться одному, обдумывать что-то, планировать, сочинять, работать. Одному мне как тоскливо, так и естественно. Думаю, даже когда я женюсь, у меня будет отдельный кабинет с бутылкой виски и дубовым столом, своя конюшня, маленькая верфь и музыкальная студия, куда я буду пускать жену, только для того, чтобы показать ей новую песню, а потом быстренько вежливо выгонять… Да, нужно сделать музыкальную студию на каком-нибудь заводе, чтобы заходишь -  не понятно, где стены, а где потолок, промышленный спартанский минимализм. Ничего лишнего: железо, дерево, дорогие музыкальные инструменты, микрофон, кофе, сигареты с вкусным табаком, большие открытые окна, запах древесины, леса, мяты, приглушённый свет и гирлянды жёлтого цвета – вот что мне нужно.

Фото - Roman Kovacs, Александра Авдонина.

Материал подготовила: Енцова Яна

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

В SimpleWine пройдут встречи с режиссёром и актёрами фильма «Кислота»

Константин Майер: «Мнение аудитории меняется честной работой и желанием развлечь зрителя»

Как кино отражает проблемы общества: Okko и ММОМА запускают новый совместный образовательный проект

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: