Труд за кадром или как звучит кино

05 Март 2018
Труд за кадром или как звучит кино

Для большинства зрителей кино – это прежде всего изображение, визуализация, яркая, влекущая и запоминающаяся картина, та, что приковывает внимание, заставляет смотреть. За просмотром фильма, мы не часто отдаем себе отчет в том, что помимо интересного сюжета, достоверной игры актеров, захватывающих компьютерных спецэффектов или умения режиссера представить обыденные вещи в новом свете, мы слышим звучание фильма. И тут тоже кроется творческий труд большого числа людей: создающих музыку, дублирующих актеров, озвучивающих каждый маленький шорох или шум, которому, казалось бы, в повседневной жизни мы привыкли не придавать значения или просто пропускать мимо ушей – все это дело незаметных для зрителя, но необходимых для любой киноленты сотрудников студий звукозаписи и, прежде всего, звукорежиссеров.

Несмотря на свою «малозаметность» для зрительской аудитории звукорежиссура остается важной частью современного мира высоких технологий и весьма востребована в медиаиндустрии. Очень интересно иногда заглянуть за звуконепроницаемую дверь и посмотреть, что же происходит в студиях звукозаписи, чем там занимаются в повседневном режиме. Студия «СВ-Кадр», долгие годы работающая со звуком в сфере кино и телевидения, согласилась приоткрыть свои двери для CINEMOTION.

Первое, что мы увидели, спускаясь в подвальные помещения студии, расположенной в здании бывшей ткацкой фабрики петровских времен, это узкие коридорчики с низкими потолками и толстые прочные стены, создающие необходимые условия для звукоизоляции, ведь во время работы посторонние звуки не нужны.

Уютное место располагает к труду, ничто не отвлекает от таинства процесса озвучания, в который сотрудники студии погружаются с головой. Компактное расположение удобно устроенных рабочих комнат и небольшой кухни тоже способствует делу.

«Шумовая» студия

Сначала мы заглядываем в «Шумовую» студию – помещение, где озвучиваются действия персонажей и предметы: от обычных шагов в самой разной обуви до шелеста одежды, скрипа перьев и звона стаканов.

О процедурах, выполняемых в «Шумовой» студии, прямо во время работы сотрудников над очередной картиной, рассказывает звукорежиссер Ирина Викулина:

«Шумовой оформитель смотрит материал, иногда на быстрой перемотке, и понимает: о чем речь, дальше уже записывает все, что видит на экране. Есть такая система: сначала записывают по всей картине шаги, потом шуршание, потом детали. Получается много звуковых дорожек: на одной ‒ шаги, на другой ‒ детали, на третьей ‒ шуршание, на четвертой ‒ музыка, на пятой ‒ реплики персонажа №1, потом №2, и так далее вплоть до персонажа №154 (зависит от того, сколько персонажей нужно озвучить), плюс к этому фон: ветер, птицы, листва, вода – все эти дорожки накладываются, в зависимости от драматургического замысла».

Звукорежиссер Ирина Викулина

Режиссеры фильмов все это доверяют студии и принимают готовую работу или лично участвуют в процессе озвучания картин? Не участвуя в процессе, режиссер потом может заявить, что ему не нравится, все не так, как он задумал?

«Именно так. Совершенно верно. Бывает по-разному. Но лучше всего работать вместе. Заранее встретиться, все обговорить. Потом, работая совместно, возникает процесс сотворчества, когда ты работаешь вдвоем с человеком, пытаешься понять его, проникнуть в его внутренний мир, помочь ему воплотить все то, что он хочет, потому что режиссер не всегда понимает, что бы он хотел. Наша задача предложить варианты и помочь уберечься от заведомо неправильных действий, особенно молодым режиссерам. Которые, например, хотят очень громкие звуки, а это не всегда надо, надо показать, как может быть, чтобы человек сам понял, что он на самом деле хочет».

В студии много вещей с недавно озвученного проекта – телесериала «Вольная грамота». Что-то из них так и останется у Вас в «Шумовой»? Для разных проектов можно использовать одни и те же вещи?

«Все, что часто используется при озвучке, лежит у нас здесь: разные клавиатуры и обувь, бокалы, кружки, чашки. Да, вещи с «Вольной грамоты» – настоящие кожаные сапоги, платья. Мы из любого проекта пытаемся взять какие-то вещи или докупить. Синхронные шумы – это отдельная жизнь. Через звуки можно передать и чувства героев, через походку ‒ в каком настроении они идут, как быстро или тихо. Для этого ‒разные типы паркета, пол избы, деревянный мост, железная крыша, кафель, асфальт, ковер, песок, щебень. Кроме того, ездим на натуру, записываем звуки там.»

Что если звук, который нужен, его нет, нет в природе, например, или нужно озвучить что-нибудь иначе, чем раньше? Может быть, это касается исторических предметов, которые невозможно достать из реквизита?

«Все делается в зависимости от задачи. Если нужно достоверно озвучить что-то историческое, тогда мы ищем и читаем специальную литературу и из нее узнаем, как тот или иной исторический предмет мог звучать. Если описания нет, пытаемся вместе с режиссерами придумать этот звук.

У нас есть библиотека звуков, мы много записываем, к той же «Вольной грамоте», режиссер хотел минимум фонов, потому что это не городская история, а наоборот ‒ глушь, и в те времена не было больших заводов. Он хотел тишины и идиллии, а технически это тяжело очень сделать, потому что сдавать материал нужно в определенном формате, очень тяжело это сделать без фонов. В библиотеке звуков трудно найти такие фоны, чтобы они были без машин, а только лес, тишина. Приходилось ездить на натуру в лес и записывать тишину. К «Семейному альбому», там была дача академика, и нигде не могли найти такой фон, чтобы было без машин, все-таки 60-е годы. Мы ходили далеко от трассы, записывали. Есть звуки конкретных помещений, коридоров, гостиниц… Звуков очень много, со временем начинаешь разбираться в большом количестве разных записей».

В целом, в области звукорежиссуры мы не отстали от остального мира?

«Мы по мере сил изучаем, ездим на выставки – в Амстердаме и на другие. Одно дело ‒ это монстры Голливуда, где и огромное количество денег в это вложено, и сама по себе индустрия гигантская, у нас, конечно, попроще все. Тут все зависит от того, что ты хочешь сделать, если фильм ‒ камерный, не важно, где это делать: в Голливуде или в Москве, большой разницы быть не должно. Спецэффекты ‒ это другой вопрос, они требуют больших затрат со всех сторон, такие фильмы, как «Звездные войны» или «Варкрафт» – там люди изобретают все это, и спецэффекты новые, они придумывают и моделируют звуки. Их звукорежиссеры работают над этим, изобретают и записывают в студии новые звуки, потом продают».

А если они не умеют озвучивать, когда у них совсем не получается, тогда долго приходится работать, обучать? Может быть кому-то трудно озвучить и приноровиться к тому, что видно в кадре?

«Либо учатся, либо они переозвучиваются профессионалами. Актеру должно быть проще озвучивать самого себя, чем другому человеку. В кино все видно на картинке, сложнее, когда нужно озвучить мультфильм, там все иначе. Синхронные шумы в мультфильме ‒ это песня. Тут больше места для фантазии, это более скрупулезная работа, чем в кино. В кино все видишь, а тут нужно представить, причем так, как это видит режиссер. Приходится долго разбираться с каждой сценой и выбирать ‒ какой звук подходит, а какой нет.»

Кроме «Шумовой», среди изолированных от внешней среды помещений есть еще: «Верхняя студия», «Нижняя студия» и «Третья студия», а также «Бигмачная». Как раз в «Верхней студии» кипит работа над зарубежным кинофильмом, не просто озвучивать русский перевод реплик персонажей, которые говорят на китайском языке. Не мешая процессу, можно посмотреть, как работники студии трудятся над дубляжом колоритного, но очень непростого героя киноэпопеи из поднебесной.

 «Бигмачная» студия

 «Верхняя» студия

Ирина Викулина:

«Хорошо, что у нас на студии есть возможность сделать все, что нужно, не просто ателье для синхронных шумов, они есть по Москве, в студии есть высококлассные специалисты, которые классно делают эти синхронные шумы и другую работу. Некоторые процессы делаются в параллель, если мы ограничены во времени. Выходим работать, если надо, вплоть до 24 часов в сутки. Как мы делали «Вольную грамоту». Если актер не может приехать, у нас есть дружественные студии, в которых мы можем записать в Петербурге, в Минске. Были ситуации, когда мы в Майями просили что-то записать, если нужно что-то сделать, мы найдем как это сделать. Одну из главных героинь из «Вольной грамоты» мы хотели записывать с актрисой в Германии, но она сумела приехать сюда на три дня, и мы все записали».

Чтобы быстро определить (отсмотрев материал – весь видеоряд) сколько смен нужно на речевое озвучание того или иного проекта и сколько на это понадобится времени конкретному актеру, тоже необходимы умелые работники. Для дубляжа зарубежных или своих проектов требуются разнообразные голоса, в том числе и иностранные. Нужно искать людей, которые могут изобразить представителей самых разных стран, причем найти людей и озвучить нужно в короткий срок. Где найти таких людей и записать их голоса, варианты есть: съемки массовки в кино, различные контакты…  Этой непростой работой в студии «СВ-Кадр» занимается кастинг-директор Ольга Гончаренко:

«Весь неозвученный материал, смонтированное кино, приходит ко мне и я его смотрю от начала и до конца. Для того, чтобы сказать сколько смен уйдет на его озвучание, нужно знать, сколько по объему озвучиваемого текста и количество актеров. Каждый актер звучит с разной скоростью, у всех разная уставаемость. Считается, что больше четырех часов актер за микрофоном стоять не может, а актриса ‒ не больше трех. Все индивидуально, даже независимо от качества звука.

Кастинг-директор Ольга Гончаренко

Иногда, когда производятся сложные досъемки, монтаж поступает только вчера, а через неделю уже сдавать, еще нужно сделать сведение и перезапись, так получается, что срочно нужно организовать три студии в параллель пишущие только один проект. Одна героиня приезжает издалека и пишется в «Верхней студии», вторая ‒ в «Нижней студии», в «Третьей студии» тоже будет писаться одна из героинь, и они все пишутся в параллель, за один-два дня должны записать второстепенных персонажей и три дня ‒ на главную героиню. Здорово, что можно это себе позволить, это ‒ большая роскошь, так не всегда бывает. Бывает, в графике актеров просто нет свободных часов. Но все идут навстречу и находят время, находят какие-то варианты, чтобы записать.»

Ирина Викулина:

«Много интересных проектов, в том числе сейчас: сорок восемь серий китайских партнеров – делаем дубляж. До этого мы уже делали «Троецарствие», девяносто серий. Трудно сделать укладку в китайский текст.»

Ольга Гончаренко:

«У них своя специфика, это дубляж ‒ не европейского кино, это дубляж особый. Так же, как и индийское кино, они любят чуть-чуть больше эмоций, чуть больше напора, чем это нужно европейскому кино. Здесь мы делаем липсинг – точное попадание в произношение. Трудно уложить, приходится делать фразы на фоне улыбок, чтобы точно попасть».

Любая из рабочих комнат студии «СВ-Кадр», как отдельный маленький мирок, в котором можно закрыть глаза, и услышать фильм, как он звучит в своем уникальном ритме. Много нюансов в работе, и за один день в каждый из них вникнуть не удастся. Но получить представление об этой, с одной стороны скрупулезной и монотонной, а с другой ‒ очень увлекательной и творческой работе, можно.

CINEMOTION благодарит студию «СВ-Кадр», в частности директора студии Анну Лазуткину, за экскурсию в мир создания кинозвуков.  

Фотографии предоставлены студией «СВ-Кадр»

Комментировать

Фэнтезийный мир «Хроник хищных городов»

Молодежный фестиваль телевизионных программ и фильмов «Телемания-2018»

«Фантастические твари» вновь привлекают и завораживают





Читайте также:

«Фантастические твари» вновь привлекают и завораживают

Фэнтезийный мир «Хроник хищных городов»

Молодежный фестиваль телевизионных программ и фильмов «Телемания-2018»

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: