100 тысяч лет сторителлинга: от первобытного костра до мобильного телефона

29 Апрель 2018
100 тысяч лет сторителлинга: от первобытного костра до мобильного телефона

С 23 по 25 апреля в Москве прошёл новый фестиваль современных медиа, коммуникаций и дизайна Telling Stories, организованный Высшей Школой Экономики. Хэдлайнером фестиваля выступил американский режиссёр Даррен Аронофски. Наш корреспондент Максим Муссель (создатель проекта Mobile Filmmaker, посвящённого развитию мобильного кино) побывал на мастер-классе режиссера и его пресс-конференции. На встрече с журналистами мы спросили Даррена Аронофски о революции в киноиндустрии, которая может произойти благодаря съёмкам на смартфон.


«Технологи уже давно окружают нас. Даже самый обычный человек, с небольшим бюджетом может купить камеру и снять на неё что-то удивительное. Но все-таки понятно, что не так просто рассказать историю, над ней нужно серьезно потрудится»


Выступление Даррена на модной молодёжной площадке Digital October вызвало огромный ажиотаж - зал был буквально забит студентами творческих вузов и молодыми кинематографистами. По задаваемым вопросам, чувствовалось, что режиссёр кумир и гуру для многих слушателей. Аронофски - яркий спикер, с прекрасными шутками и парадоксальными высказываниями. Вот некоторые из них:

Поднимите руки, кто смотрел «Mother»? О! Сколько психов в одном зале.Я задумал этот проект (Фонтан), когда мне было уже за тридцать. Тридцать – это тяжело.


Тридцать – это тридцать, когда тебе двадцать пять, это двадцать пять, двадцать шесть – это двадцать шесть, а когда тебе тридцать, ты думаешь: Черт, однажды я умру.


Каждый раз, когда делаешь, что-то новое – это очень сложно.


Мой первый фильм стоил 20 000 долларов. В реальности, сейчас (достает смартфон из кармана) с этим устройством, вы можете сделать и дешевле.


Я делаю только те фильмы, которые хочу, и никогда ни о чем не жалею.


Все сводится к тому, что должна быть понятная эмоция. Чем больше ваш герой узнаваем аудиторией, тем более эмоциональное произведение вы получите. Нужно, чтобы герой говорил очень понятные слова и его цели были ясны.


Говоря о символизме и всех этих больших идеях, то они вдохновляют фильм, вдохновляют историю. Я не хотел, чтобы аудитория сразу поняла, каково место героини Дженифер Лоуренс в истории, но я хотел, чтобы аудитория точно проникла в её голову. В фильме очень много символизма, но самое важное то, что зритель должен сопереживать женщине, которая просто хочет быть любимой, хочет спокойной жизни. Если вы не понимаете этого, то все остальные слои не будут работать.


Я не думаю об актерах, когда пишу сценарий. Исключением были только Мики Рурк и Натали Портман. Все актеры, которые снимались у меня были не моим первым выбором. Очень многие отказываются. Но потом все жалеют.


Сценарий это как скульптура. У тебя есть глина, ты создаешь тело, потом берешь руку и сосредотачиваешься на ней. Так есть риск, что получится дисбаланс. Поэтому нужно создать тело, как можно быстрее, за первый драфт нужно приниматься, как можно быстрее, и дописывать до конца. Я называю первый драфт – мускульным драфтом.


Ты делаешь исследования, потом делаешь заметки, для каждого персонажа свой цвет карточек. У тебя есть такие красивые стопки карточек. После того, как ты погрузился в историю долго думал над ней и много обсуждал с друзьями, ты понимаешь, что готов. Тогда ты едешь в какое-нибудь ужасное место, хижину в лесу или какой-нибудь жуткий мотель, место, где ты не хочешь задерживаться на долго и быстро пишешь первый драфт. Он будет ужасным. Даже если в процессе написания вы захотите исправить что-то из того, что написали ранее, не возвращайтесь туда, просто напишите себе записку. И потом перерабатываете сценарий раз за разом, сантиметр за сантиметром.


В Mother я не Хавьер, я Дженифер (смех в зале). Как фильммейкер ты должен вложить часть себя в каждый характер.


В Рестлере много импровизации. Это фактически документальный фильм о том, как я снимал, как Мики Рурк играет роль рестлера. Потому что Мики обладает очень яркой индивидуальностью. У нас было не много денег, это низкобюджетный фильм. Мы снимали сцену, в которой Мики играл продавца мяса в супермаркете в реальном супермаркете, потом стали подходить настоящие покупатели, а он продолжал играть, отрезать и запаковывать мясо и тогда управляющий подошел ко мне и попросил прекратить, потому что мы так можем отравить людей.

 

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

Девять лучших программ для сценаристов

Зрительские симпатии и женский взгляд в конкурсной программе 40-го ММКФ

Филип Грёнинг: «Кино дает возможность понять себя»

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: