Итоги круглого стола «Виртуальная реальность: возможности и угрозы»

05 Июнь 2018
Итоги круглого стола «Виртуальная реальность: возможности и угрозы»

Тема виртуальной реальности (VR) в последнее время приобрела особую популярность, не только благодаря новым шлемам или стереоочкам, но и потому, что новые технологии, модные тенденции и современные глобальные культурные веяния захватывают в свои сети все больше молодых людей. Фирмы и корпорации стараются увеличить продажи, и сегодня виртуальная реальность у всех на слуху. Но такова ли она в реальности эта мнимая виртуальность, что она с собой несет, какие потрясения, мировые сдвиги сознания и новшества, способные перевернуть знания человечества о самом себе?


VR-структура невероятно объемна, и в это понятие можно поместить многое, от стереоочков до социальных сетей, специалисты смело утверждают, что и взгляд человека на происходящее вокруг, это, своего рода, виртуализация реальности. В том числе, эта остросовременная тема обсуждалась в формате круглого стола «Виртуальная реальность: возможности и угрозы», проходившего во Всероссийском государственном институте кинематографии им.  С.А. Герасимова (ВГИК) в конце мая.

Заседание проводилось по решению X научно-практической конференции «Запись и воспроизведение объемных изображений в кинематографе и других областях» (16–18 апреля 2018 года). Среди участников круглого стола находились представители ВГИК, Института философии РАН, Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН, Института медико-биологических проблем РАН, Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова, Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина, других образовательных вузов и широкого круга государственных и частных организаций.

Цель дискуссий ‒ выработать общий многосторонний подход к решению проблем, сопутствующих виртуальной реальности.

Обычный кинематограф можно считать виртуальной реальностью? ‒ задались вопросом участники заседания. Любой современный фильм, например, «Притяжение» или один из последних – «Черновик», с учетом количества спецэффектов, подходит под критерии виртуальной реальности?

Если следовать традиционному определению виртуальной реальности, выработанному академиками еще в 2000 году, то ‒ да. Так как, есть порожденность: изображение на экране; есть актуальность здесь и сейчас: фильм смотрят только тогда, когда его показывают; есть автономность: свое время, свое пространство, свои законы существования. Помимо всего прочего, есть и интерактивность в определенной мере, согласились специалисты, как минимум, можно просто не смотреть и выйти из зала.

Любое изображение виртуально, определились участники обсуждения, поэтому круг вопросов оказался шире, чем только технологии. Сегодня технических средств, способных предоставить виртуальную среду на практике, немало, начиная от стереоизображений в формате 3D и заканчивая камерами, поддерживающими формат 360°.

Но многие современные технологические новшества еще настолько несовершенны и делаются наугад, что при съемке контента с их применением зрителю может быть плохо при просмотре. Возникает противоречие между картинкой и восприятием человека, его органами чувств, что вызывает негативную реакцию организма: от болевой реакции и некомфортности до тошноты и полной невозможности воспринимать изображение.

Неумение и незнание автором особенностей формирования стереоконтента вызывает проблемы с его восприятием зрителем, но это минное поле только начинает проявляться, данное направление еще ищет своих дотошных исследователей и энтузиастов. Несмотря на все неудобства, современное оборудование для виртуальной реальности имеет коммерческий успех. Но мало кто изучает влияние данных технологий на общество и современного человека, особенно молодого, включая детей, для которых, собственно, производится большая часть контента.

Влияние современных технологий и системы масс-медиа, информационной среды и соцсетей на новые поколения огромно, молодые люди живут во всем этом пространстве и буквально впитывают всю полученную информацию. Трудно предугадать, что конкретно это огромное влияние изменит в нашем обществе и насколько кардинальными будут перемены. Участники обсуждения сошлись на том, что такая угроза вполне реальна, хотя исходит из виртуального мира.

Тем не менее, интерес пользователей приложений к дополненной реальности только нарастает. А значит, скоро нужно ждать нового скачка в развитии технологий виртуализации нашего мира.

Технологии виртуальной реальности, по мнению специалистов по виртуалистике, являются способами редактирования человеческого сознания.

Михаил Пронин, Институт философии РАН:


«Технологии виртуальной, дополненной, заместительной реальности, они относятся к технологиям редактирования сознания. Они закладывают внутрипсихологические механизмы и процессы в человеке, которые происходят вне его контроля и начинают подменять реальность своими технически сгенерированными объектами.

Все эти технологии не работали бы, если бы не работала природная виртуальность человека. Двадцать лет исследований за рубежом, у нас есть тоже хорошо оборудованные центры, которые занимаются практическими исследованиями, МГУ и СПбГУ.

Технологии сейчас уже позволяют подменять мысли, подменять чувства, подменять личность, какие-то элементы личности. Подменять волю или элементы воли. Технологии искусственного интеллекта, который появляется в киберпространстве, начинают думать и считают быстрее, чем человек. Если технология редактирует сознание, телесность, самовосприятие человека, она должна быть под гражданским контролем, под юридическим контролем, под этическим контролем.

С одной стороны, мы должны сохранять личную свободу, свободу творчества как фактор развития, в том числе появления новых технологий, редактирования и совершенствования человека, а с другой стороны, у нас должна быть какая-то проактивность от тех людей, которые собственно и заняты разработкой этих новых технологий.

Профессиональное сообщество в течение пяти с лишним лет на Западе обсуждало этику применения виртуальной реальности в исследованиях и для широкой публики.»

Александр Абрамов:

«Виртуальная дополненная реальность – это реальность, в которой мы можем взаимодействовать с тем, что происходит, выбирать сюжетные роли, направление перемещения внутри кадра. Все остальное, что в шлеме смотрится, это иммерсивное кино, иммерсивный контент, который вокруг нас.»

Новые поколения совсем иначе относятся ко всем веяниям современного мира и, в том числе, к технологиям виртуальности. Это подтвердил один из выступающих ‒ Сергей Левин, режиссер:

«У меня двое сыновей. Одному двадцать пять, другому ‒ восемнадцать, это два совершенно разных типа человека, они совершенно по-другому реагируют на мир. Они продукты разной эволюции, и это люди другие по своей природе. Старшему достаточно одного экрана, а младшему этого уже мало, ему нужен второй экран, он не может сосредоточиться, сфокусировать свое внимание только на одном экране, ему обязательно нужна интерактивность и какое-то взаимодействие.

Та виртуальная реальность, о влиянии которой люди сейчас беспокоятся, очень скоро станет стандартом современного кино.


У кинематографа два варианта развития, первый, это дорогой вариант – высокие технологии, которые будут позволять создавать кинопроекты стоимостью в сотни миллионов долларов, уже сейчас бюджет в двести миллионов долларов никого не пугает. И второй, кино, которое практически ничего не стоит, потому что это шлем, который одевается, сочетается, и каждый снимает свое кино.


Те, кто будут его выпускать, станут филммейкерами, людьми, которые просто снимают кино, ничего не зная о режиссерской профессии.

Сейчас эта ситуация уже получила развитие, виртуальное кино создается без каких-либо специальных бюджетов, но хорошими современными средствами. Они стали общедоступны, современные компьютеры позволяют ребятам школьного возраста заниматься созданием видеоконтента, и этот контент уже доминирует, определяет сознание тех, кто его смотрит, определяет рынок, и он убивает любое среднее кино.

Никакого среднего кино скоро не будет, только кино высокобюджетное и кино, которое делается вот так, запросто, для потребления. Кино для масс, кино, к которому мы привыкли, оно в общем-то уже вырождается, уже сегодня перестает делаться.

Проблемы и угрозы, которые создаются в этой ситуации, они очень большие. Относятся и к медицине, есть очень много искажений, и эти искажения влияют на сознание, такое кино ‒ это форма наркотика, это глубокое погружение, это измененное сознание, это то, к чему стремится молодежь, она стремится менять свое сознание, им интересно экспериментировать над собственным сознанием. Они таким образом ищут для себя новую действительность, потому что их не устраивает та действительность, в которой они живут. Им это все очень грустно, не интересно, и они пытаются найти и заменить ее чем-то другим.

Виртуальная реальность – та технология, которая позволяет им уйти в этот новый для них мир, создавать его по своему желанию, но это не значит, что они в нем остаются и живут, они все равно остаются и живут в нашей реальности. А вот те навыки, которые они получают в этом виртуальном мире, они применяют уже в реальном мире, переносят сюда. И это формирует огромное количество реальных угроз, о которых профессиональному сообществу есть смысл призадуматься. Это то, с чем придется столкнуться, какое-то время бороться. Наши госчиновники пока не осознают угрозу, которую это за собой влечет. А это угроза колоссальная. Вплоть до потери власти над поколением. У них своя реальность, свое отношение, они неуправляемыми станут.

Сейчас технологии в России нет, те технологии, которые уже стали стандартом применения, их нет, надо создавать, есть какие-то попытки, первые результаты, но делать современное кино в России просто не на чем. А главное, что нет специалистов, которые владели бы этими технологиями. Это вопрос государственной политики, это вопрос государственной подготовки кадров. Об этом надо серьезно и публично говорить, иначе наша зависимость от голливудского кинематографа будет продолжаться оставаться тотальной.

Виртуальные технологии создаются и становятся объектами огромных желаний со стороны молодежи, им это интересно, как визуальный наркотик, через визуальный образ передается 80% информации в мозг, и, соответственно, можно вызывать абсолютно любые реакции организма человека. Что такое НЛП (нейролингвистическое программирование) все знают, всячески программируют человека, заставив совершать любые действия под воздействием таких технологий. Зомбировать, вывести людей на улицу в виде зомби, это уже дело ближайшего будущего.

Это реальные угрозы, которые сейчас рассматриваются в стратегических центрах, обсуждаются. У нас пока этим занимается только небольшое количество военспецов.

Америка, она своим кино насаждает свои стандарты, представления о жизни, она показывает, какой будет жизнь через пять, десять лет.»


Это выступление оказалось основополагающим для специалистов в области кинематографии, технологий, информации, образования, философии, права и медицины, чтобы вплотную задуматься о решении проблем по развитию возможностей виртуальной реальности и о преодолении угроз, вызванных ею.

Область действия виртуальной реальности сегодня настолько широка, что пока не поддается точному определению, поскольку, буквально на следующий день, все может измениться. Новейшие технологии, которые опробуются в самых разных областях ‒ это маяк развития человечества, и идти к нему можно: от сферы искусства, кино, театра, литературы и развлечений до сфер науки, медицины, военного дела, авиации, строительства, торговли, образования, просвещения и даже дипломатии.

Появляется реализация стремлений коснуться самых отдаленных уголков: космос, морское дно ‒ какое угодно пространство, любая модель. Все можно воплотить, поля для исследований невероятно разнообразны, каждый даже непрофессиональный опыт и пример использования технологий редактирования реальности ‒ в новинку. Трудно предсказать, что из всего этого океана перспектив и угроз от виртуальных миров будет воспринято человечеством, обретет качество, действительный и утвержденный всеми странами стандарт, а что отпадет по историческим причинам как временный эксперимент.

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

11 фильмов, сценарии к которым написали женщины-драматурги

Развитие коммерческого анимационного проекта в России

Стартовал Всероссийский Конкурс мобильных видео CHOIZ.me и DREAMGRIP ™

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: