Интервью с Борисом Гуцом: «Я лучше буду каждый день снимать кино, чем искать на него деньги»

31 Июль 2018
Интервью с Борисом Гуцом: «Я лучше буду каждый день снимать кино, чем искать на него деньги»

Интервью Максима Мусселя, создателя проекта Mobile Filmmaker, с Борисом Гуцом, автором фильма «Фагот», первого в России полнометражного игрового фильма полностью снятого на мобильный телефон. На днях была объявлена основная конкурсная программа фестиваля «Окно в Европу» и картина «Фагот» стала полноправным её участником. О том как и почему режиссёру пришла в голову идея снимать своё кино на смартфон, о преимуществах и особенностях «мобильного» кинопроцесса, читайте и смотрите в материале Cinemotion.


Максим: В 2016 году ты снял свой дебютный полнометражный фильм «Арбузные корки» и после этого у тебя возникла идея снимать следующий фильм на смартфон. Давай попробуем восстановить порядок мыслей, почему вдруг эта достаточно неожиданная, может быть, даже в чем-то бредовая идея пришла в голову?

Борис: Когда ты делаешь свой первый полнометражный фильм, есть такое ощущение, что это первый и последний раз, когда ты будешь максимально свободен. Наталья Мещанинова, известный российский режиссер, однажды сказала, что первый фильм надо сделать максимально свободно и независимо, потому что больше у тебя никогда не будет такого шанса. Собственно говоря, первый свой фильм «Арбузные Корки» я и снимал примерно так. То есть я сам писал, сам монтировал, и думал, что вот я сейчас выскажу все, что я думаю о мире, а уже потом буду заниматься большим кино – студийным, продюсерским, где меня будут зажимать, ставить рамки и прочее, прочее, прочее. И так, по сути, и случилось. После относительного успеха «Арбузных Корок» мне поступило много предложений. Летом 2017-го года я подписал очень хороший контракт на съемки большого многомиллионного фильма. Но что-то мне не нравилось. Во-первых, это был не мой сценарий. Во-вторых, угнетала ожидаемая несвобода, рамки, постоянное ожидание того, как этот фильм продастся, где и как его будут показывать… В итоге так получилось, что фильм заморозили. Я оказался без работы, но с большим желанием что-то снимать. Я решил снимать собственный сценарий. И, когда мы с оператором обсуждали съемки, то вдруг подумали, что, раз такая веселуха пошла и мы опять свободны, а почему бы нам не снять это кино на айфон? К тому же история располагала, как и формат POV (съемка от первого лица). Снимать эту историю на большие, тяжелые кинокамеры оказалось тупо неудобно. Вопрос выгоды мы тогда не обсуждали. Мы обсуждали лишь вопрос прагматизма: как снять кино, чтобы не потерять историю, чтобы форма и содержание оставались едины, и при этом нам самим было удобно, комфортно актерам, оператору и так далее. Мы сделали тест камеры iPhone 7+ и остались довольны. Айфон помог мне раскрыть те идеи, которые меня уже тогда мучали: я хотел совмещать постановочное и документальное кино. В сценарии были сцены и кадры (напр., сцены в метро, на футбольном стадионе, в церкви), которые на бумаге казались дико проблематичными для того, чтобы снимать их большими камерами. А тут мы вдруг обнаружили, что с айфоном это можно сделать на раз-два-три. Так вот мы и сняли фильм «Фагот», по сути, первый российский игровой фильм, полностью снятый на айфон.

Максим: В тот момент, когда вы обсуждали съемку, вы вспоминали западные примеры того, что кто-то уже снимает на айфон?

Борис: Нет. В июне 2017-го года лично я не знал об этом вообще ничего. О больших проектах Содерберга, Шона Бейкера…

Максим: Зака Снайдера?..

Борис: …и Зака Снайдера. Я вообще ничего не знал о том, что кто-то где-то снимает кино на смартфоны. Я знал, что снимают рекламу и клипы, да. Было некое понимание, что, наверно, что-то можно снять. Это потом уже наша оператор Дарья Лихачева загуглила и узнала, что, оказывается, Содерберг тоже собирается снимать на айфон. Но никаких подробностей мы не знали. С нашей стороны это было решением – прагматичным и творческим, а не из-за того, что надо отдать дань моде.

Максим: То есть тот факт, что на айфон снимали другие люди, вам это уверенность не придавало, потому что просто не знали?

Борис: Ну, мы посмотрели «Мандарины» (Tangerine) Шона Бейкера.

 

Максим: Ну, это потом, когда вы уже…

Борис: До съемок, но после решения, да.

Максим: После решения.

Борис: Конечно, последнее и главное решение, что мы будем снимать на айфон, было принято после того, как сами попробовали. Мы взяли iPhone 7+, попробовали разные объективы, поснимали локации, актеров и поняли, что, да, это можно. И стали делать.

Максим: А задумка фильма «Фагот» была до того, как ты решил снимать на айфон? То есть формат POV был в нем изначально?

Борис: Изначально. Это была достаточно личная история, мне хотелось рассказать какие-то свои личные переживания своими глазами. Я знал, кто у меня будет сниматься, кого я могу снять, кто хочет сниматься. Я писал сценарий под конкретных актрис. И только потом добавилось: «О, давайте это снимем на айфон!»

Максим: То есть формат POV был изначально неким художественным приемом, который ты изначально загнал в сценарий, чтобы рассказать историю интереснее?

Борис: Да, да.

Максим: В каком-то смысле, может быть, именно формат POV толкнул вас к использованию телефона?

Борис: Да. Именно так. Скорее всего, если бы мы снимали не POV, то не пришло бы в голову снимать на айфон. То есть, это не было экспериментом ради эксперимента типа «А давайте-ка снимем на айфоны и что-нибудь специально для этого напишем!» Нет.

Максим: Правильно ли я понимаю, что в тот момент, когда вы решили снимать на айфон, вы ни в коем случае не думали о PR-эффекте, который это может произвести?

Борис: Знаешь, а ведь я до сих пор не чувствую, что это какая-то прям трендовая и модная вещь. То есть меня спрашивает теперь: «Это прям первый российский фильм, снятый на айфон?», а я отвечаю: "Так, ну, наверное, посмотрите в гугле!" Может быть, у моего сопродюсера Анастасии Гусенцовой, как и полагается продюсеру, что-то такое брезжило в голове, но…

Максим: …но у тебя, как у режиссера, нет.

Борис: Мне нужно было выполнить творческую задачу и все.

Максим: Понятно, окей. По поводу съемок и по поводу актеров. Они изначально знали, что вы будете снимать на айфон?

Борис: Нет, не знали.

Максим: В тот момент, когда они узнали, какова была реакция?

Борис: Ну, я думаю, сперва у всех была некоторая смесь сомнения и жгучего интереса, потому что весь проект, начиная со сценария и формы, достаточно оригинальный и экспериментальный. И тут: «Ах, вы еще и на айфон это снимаете?!» Но после первых дублей в принципе вопросов не было.

Максим: Ну, то есть даже у Юлии Ауг не было вопросов?

Борис: Юлия Ауг, да, наша звезда. Мне кажется, у нее вопросов было меньше, чем у кого-либо…

Максим: Кстати, мой опыт общения с нашими действительно великими актерами, например, я общался на эту тему с Максимом Сухановым, говорит о том, что у таких выдающихся актеров не возникает вопросов по поводу того, на какую камеру его будут снимать. Он говорит: "Ну, и что? Главное – сценарий!»

Борис: Да.

Максим: Главное – доверие к режиссеру и сценарий.

Борис: К режиссеру нужно доверие. Потому что актеру нужно…

Максим: Понимать, что результат будет достойный?

Борис: Да. Что я не зря трачу время, и человек не испортит сценарий. В случае Юлии Ауг… Это не секрет, она, прочитав сценарий, сказала мне: "Поздравляю, хороший сценарий, и, да, я согласна сниматься!" Вот и все. То есть потом, мне кажется, ей уже было совершенно все равно. Даже если бы я сказал, что мы будем снимать на видеорегистратор, она сказала бы: «Давайте на видеорегистратор».

Максим: В процессе съемки актеры давали какие-то отзывы о съемке на айфон? Тяжело, легко, нравится, не нравится? Вообще какие-то комментарии были?

Борис: Были, конечно. Но больше это связано с форматом POV. Как бы я предварительно ни объяснял, что надо работать с камерой, а не с актером, который стоит за камерой, они все, конечно же, делали первые дубли мимо кадра, мимо объектива. Но потом они всё понимали, говорили: «Ой, да, я сейчас, давайте еще раз!». И всё, они смотрели на камеру, в объектив. И они сразу же привыкали. И да, говорили, что все это достаточно мобильно и удобно. У нас есть сцены, когда камера летает вокруг героини. И в этот момент отсутствие огромного количества людей вокруг и этого большого человека-оператора, у которого висят какие-то риги, стеди-кам и так далее, было комфортным. Не то, чтобы прям радовались, но было комфортно... Мне кажется, все это было ближе к театру, что ли, этакий перформанс. Актеры не видели ничего лишнего на площадке: светового оборудования было не так много, как могло бы быть, он был спрятан. И поэтому актеры как будто бы раскрепощались. Единственное, что было от большого кино, это, конечно, хлопушка, но в остальном всё растворялось: люди общались, люди играли…

Максим: Окей, с этим ясно. Важный момент, который заинтересует и наших зрителей, и вообще профессионалов. Что со звуком, как писался звук?

Борис: На данный момент я не рискую и год назад во время съемок я не рисковал писать звук исключительно на айфон. У нас несколько каналов, несколько говорящих людей, кино все-таки диалоговое, так что мы писали звук на обычные многоканальные рекордеры. То есть так, как делается в обычном кино. Звукорежиссер, петлички, «бум», человек стоит где-то в углу, пишет звук.

Максим: Ну, то есть ничем не отличалось от стандартного?

Борис: Да, да. Все достаточно стандартно было. Единственное, что потом уже на пост-продакшне наши звукорежиссеры «подмешивали» звук с айфона. Они сводили весь записанный звук: и тот, который они сами писали, и звук с айфона, например, в метро, на стадионе…

Максим: Я обратил внимание, когда видел, да.

Борис: Это был матч Кубка Конфедераций, все эти кричащие люди... Это реальное видео и звук.

Максим: Я как раз обратил внимание, здорово, что это живое. Сразу есть ощущение, что герой, действительно, на матче находится.

Борис: Да, да.

Максим: Оно не выглядит каким-то ненатуральным, да.

Борис: Я специально потом спрашивал у звукорежиссеров, мол, годится это? Мне отвечали: «Да, вполне. А что, тебе что-то не нравится?» Я отвечал: «Мне нравится, но мало ли».

Максим: Использовали ли вы какие-то объективы при съемке?

Борис: В первую очередь мы попробовали широкоугольный объектив, но потом отказались от него. Это не связано с тем, что плохой объектив, нет. Просто из-за того, что у нас 90% фильма снято в квартирах, то, благодаря широкоугольнику, лезло все ненужное. То есть постоянно приходилось «свет» прятать, какие-то вещи, предметы… Мы делали кино все-таки не для широкого проката, не для больших экранов, а для смартфонов, для ноутбуков, для планшетов. Мы это понимали, и мы почти весь фильм строили на крупных и средних планах, на людях. И, соответственно, нам не нужно было добавлять к портрету героини еще кучу пространства вокруг. Но, я думаю, что в новом фильме, который собираемся сейчас снимать, там уже будем использовать разные объективы. Там будет больше общих планов, будет больше пространства и натуры. И там, я думаю, будем снимать и на широкоугольный объектив…

Максим: Ну, и, может быть, телевиком, да.

Борис: И с телевиком, да.

Максим: Вопрос, который тоже всех, естественно, волнует – качество изображения.

Борис: Мы снимали на iPhone 7+. 4К, 1:2.39.

Максим: Где были сложности и как они вообще преодолевались, если они были?

Борис: Когда мы говорим о качестве видео, снятом на айфон, все относительно, потому что, если сравнивать с большим кино, то не надо сравнивать с большим кино. (Смеется.) «Мобильное кино» и камеры и на смартфоне не являются заменой или попыткой заменить большое студийное кино с дорогими камерами, с дорогой сложной оптикой. Цели у «мобильного кино» совсем другие. Для нас важнее некая фиксация жизни без прикрас. Это стык документального и постановочного кино. Визуальная составляющая – она не главная. Намного главнее тот факт, что мы можем снять какие-то кадры буквально сейчас вот, выйдя на улицу: как я уже сто раз говорил, в метро, на стадионе, в церкви и так далее. В какой-то момент, естественно, возникает вопрос, а насколько это вообще смотрибельно? И здесь ответ простой. Когда мы сделали первую сборку фильма, я отсматривал ее на айфоне, и у меня была одна мысль: «Черт, придется качество убивать. Потому, что как-то слишком глянцево получается!». В итоге мы потом добавляли «зерно». С другой стороны, в первом фильме, который снимался на большую камеру RED, мы тоже добавляли шум и «зерно».

Максим: Чтобы выглядело более художественно?

Борис: Да, да. Это маленькие секретики специалистов по цветокоррекции, которые в любую цифровую копию часто добавляют чуть-чуть шума. В нашем случае этого пришлось меньше делать. А когда ты смотришь кино, снятое на мобильный телефон, на мобильном телефоне, то вообще, кому я показывал, у них особых претензий не было, даже у профессиональных операторов. Я уж не говорю про зрителей…

Максим: Им главное, чтобы история была интересной. И чтобы увлекала.

Борис: Да, они увлекаются, и уже дальше работает история. Если говорить о том, как это смотрится на большом экране, то есть, конечно, некоторые проблемы. В первую очередь, на ночных съемках, где мы не могли поставить «свет». Там больше шума, но опять же – потом во время пост-продакшена, где нужно, мы этот шум прибрали.

Максим: Правильно ли я понимаю, что основные затраты на фильмы, снятые на мобильный телефон, это как раз, в основном, пост-продакшн? Цветокоррекция, звук и саунд-дизайн.

Борис: Да. Но не потому, что это снято на мобильный телефон. Цветокоррекция и саунд-дизайн в любом случае делается, если ты производишь какое-то игровое кино. Другое дело, что снижается себестоимость именно продакшна, то есть съемок. И отчасти подготовительного периода. Потому что меньше людей. На продакшне, когда ты снимаешь на айфон, за камерой отсутствует фокус-пулер, механик камеры. Эти люди просто, ну, как бы, и не нужны.

Максим: Да, не нужны.

Борис: А меньше народу, значит меньше гонораров. Даже сам съемочный день короче. В том смысле, что ты больше успеваешь снять. Любой человек, кто когда-нибудь снимал на ту же камеру RED, знает, что после команды «мы готовы снимать», обязательно следует фраза механика «так, запускаем». И потом мы ждем, когда вентилятор у камеры затихнет, это секунд 10, а то и минута...

Максим: И таких мелочей набегает часы.

Борис: Набегает. Если у вас не очень хороший механик камеры, а в моем опыте, к сожалению, такое было пару раз, то камера RED может тупо перестать снимать, и механик будет с ней разбираться час-два-три. У нас кроме того, что айфон один раз зазвонил… (смеется) мы не поставили авиарежим, да, то у нас вообще никаких не было проблем. Айфон разряжается, да, при съемке разряжается довольно быстро. Но спасибо технологиям, у нас есть «пауэрбэнк» (аккумулятор) один-другой, ставишь его, кладешь в карман оператору, и никаких проблем… Я уж молчу про то, что архивирование, скидывание материалов на компьютер – это тоже занимает определенное время. И здесь тоже тратятся нервы, потому что ребята снимают одну кассету, куда-то ее уносят… С этим постоянно какой-то геморрой, и на это все тоже нужен отдельный человек. У нас же в айфоне была карта на 256 гигов, которой хватало стандартно на съемочный день, и еще оставалось. На айфоне очень легкие файлы, которые не занимают много места.

Максим: Давай поговорим о будущих планах. И вообще о том, как дальше все будет развиваться. Тот же самый режиссер Содерберг сказал, что после опыта со своим фильмом «Не в себе» он не видит смысла в дальнейшем снимать на большие камеры. И, более того, новый фильм, а это спортивная драма, он опять снимает на айфон. Как ты к этому относишься? Насколько ты вообще собираешься возвращаться к классическому индустриальному виду производства?

Борис: Я никогда не говорил, что я больше не буду снимать так называемое «большое кино». Мало того, предложения поступают, и я отказываюсь не из-за того, что там большие дорогие проекты, а из-за того, что мне не нравится сценарий. Вопрос съемки на айфон, мне кажется, зависит напрямую от сценария. И если Содерберг сейчас снимает спортивную драму, то, я думаю, что как раз для этого жанра съемка на айфон прекрасно подходит.

Максим: Динамика?

Борис: Динамика. Я думаю, он там будет много развлекаться.

Максим: Скакать и прыгать с айфоном.

Борис: Именно так. Я думаю, что и у меня, как у автора, будут разные идеи и разные сценарии. Какие-то я буду воплощать с айфоном, какие-то буду воплощать с большими камерами. Возможно, что-то я придумаю, напишу и сниму, как Джафар Панахи, на видеорегистратор. Не нужно себя ограничивать. Другое дело, что, даже снимая в будущем какой-то фильм с большими камерами, я использую опыт съемки на смартфон. Этот опыт неоценим. Ты всегда можешь держать в уме, что какую-то отдельную сцену ты можешь подснять на айфон. Еще год-два, и качество будет уже не так сильно различаться.

Максим: Какие ближайшие планы?

Борис: Уже написан новый сценарий, и он сейчас доводится до ума, параллельно мы провели кастинг, я нашел двух замечательных молодых актеров. Новый фильм мы планируем снять уже в сентябре этого года. Это будет еще более экспериментальная штуковина, она, скорее всего, целиком будет снята на разные смартфоны. Однозначно, это будет стык документального и постановочного кино, многое там будет и вовсе из театра, из перформанса. Но в отличие от «Фагота» там будет довольно привычный формат съемки с объективной камерой. Сюжет я пока держу в секрете, потому что…а зачем? (Смеется.) Вот. Но планы хорошие, а главное, они реализуемы.

Максим: Если говорить о перспективах «мобильного кино» и причинах выбора в его пользу… Кроме самой истории, которая подходят для мобильного телефона, какие еще могут быть причины снимать на смартфон?

Борис: Вернусь к тому, с чего я начал. К тому, что у каждого режиссера есть дебютный фильм, который он делает чаще всего на полную катушку, когда автор свободен и независим. Я недавно задумался, а почему я должен ограничивать себя одним, первым фильмом? Я живу для того, чтобы снимать кино каждый день, а не каждый день искать деньги, чтобы снять кино. И мобильные телефоны это позволяют делать. Я сам пишу, я сам могу снимать, я сам режиссирую, я работаю с актерами, где-то в эпизодах я появляюсь сам... Полная свобода и независимость! Мне кажется, в нашем мире, в наше время отказываться от свободы – это очень большая роскошь. Свободы сейчас не так уж и много: ни в жизни, ни в работе. И это как-то странно, если ты занимаешься любимым делом, но вдруг сам начинаешь ставить себе рамки, ограничения, отказываешься из-за каких-то снобистских убеждений от того, чтобы быть свободным и независимым. Ну, это не про меня точно, скажем так. (Смеется.) Поэтому я планирую снимать на мобильные телефоны и дальше. И, мне кажется, поле для экспериментов, для успешных воплощений разных задумок здесь огромное.

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:







Читайте также:

В Москве появятся 30 бесплатных кинотеатров под открытым небом

Кадровые изменения в кинокомпании «Централ Партнершип»

Результаты VII Международного фестиваля короткометражных фильмов KONIK

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: