41 ММКФ: новые «Мстители», хиты Берлинале и Ким Ки Дук

20 Апрель 2019
41 ММКФ: новые «Мстители», хиты Берлинале и Ким Ки Дук

В преддверии 41 Московского Международного кинофестиваля наш корреспондент побеседовал с отборщиком короткометражной программы смотра, киноведом, сценаристом и куратором современных показов Музея кино Ольгой Артемьевой. О must-see фильмах и особенностях представленных на ММКФ программ, процессе отбора картин и тенденциях в российском коротком метре, изобретательных сценах Линча и образе Невесты из «Убить Билла» — в интервью CINEMOTION.


CINEMOTION: На ММКФ будет показано огромное количество картин: не каждый зритель сориентируется в потоке представленных фильмов. Какие показы, по-вашему мнению, точно нельзя пропустить?

Ольга Артемьева Мне кажется, логичнее говорить не столько об отдельно взятых фильмах, сколько о программах, которые можно выделить. В любом смотре прежде всего привлекает внимание конкурс. Конкурсных программ на ММКФ три: основной конкурс, конкурс документальных фильмов и конкурс короткометражных фильмов. Стоит отметить, что у документального конкурса в этом году очень важное новшество: программа была удостоена так называемого оскаровского статуса, то есть фильм, который побеждает в документальном конкурсе в этом году, получает шанс быть рассмотренным Американской Киноакадемией для включения в список возможных претендентов — сначала это лонг лист, затем шорт, потом собственно список номинантов. В том же направлении мы работаем и с короткометражной программой, и я надеюсь, что в самое ближайшее время это получится осуществить.

Во внеконкурсной программе кинофестиваля также представлено множество замечательных картин. Стабильно пользуются интересом авторские программы отборщиков. Это программа Петра Шепотинника «8 1/2 фильмов», в этом году тоже очень интересная: в ее рамках, например, будет показан итальянский фильм из программы «Панорама» Берлинского кинофестиваля под названием «Дафна» — собственно, один из самых интересных Берлинских релизов, потому что конкурс в этом году в Берлине был специфический. Также будет представлен фильм «Маленькое красное платье» — достаточно любопытно сделанное пересечение: с одной стороны, авангардные традиции, с другой — использование жанрового каркаса, уклон немножко в хоррорную сторону, но при этом это абсолютно авторское кино. Кроме того, в программе два фильма Огнена Главонича, одного из членов короткометражного жюри, в том числе «Груз», у которого была премьера на прошлогоднем Каннском кинофестивале — достаточно громкий релиз, который произвел очень сильное эстетическое впечатление на многих. Программа Андрея Плахова «Эйфория наваждений», в которой также представлены значительные картины Берлинского смотра: это фильм Ангелы Шанелек «Я была дома, но», который получил приз за лучшую режиссуру, картина «Пираньи Неаполя», отмеченный призом за лучший сценарий, «Бог существует, и ее зовут Петруния». Интересно жанрово и авторски оформлена картина «Альфа: право убивать». Буквально все показы достойны внимания.

Из того, что может быть интересно зрителю, неподготовленному к фестивальным показам, —программа «Эра «Мстителей»», в рамках которой за несколько дней до официальной премьеры будет представлена финальная часть «Мстителей», а также показаны три предыдущих фильма франшизы. Включение жанровых картин в поле фестиваля — интересная и важная традиция, позволяющая представить широкую панораму того, что происходит в современном кино. Кроме того, зрителям, не всегда ориентированным на авторское фестивальное кино, будет интересна программа «Первая серия», посвященная сериалам. В этом году состоится дебют программы на Московском кинофестивале: будут показаны первые или вторые эпизоды различных сезонов сериалов, некоторые из них даже являются пилотными. Например, можно будет посмотреть первый эпизод 4 сезона «Гоморры». Проект, который можно стопроцентно выделить, — это сериал «Идентификация» Владлены Санду — интересно жанрово оформленная работа.


Сериалы — это сейчас отдельная киновселенная, существующая по своим законам, и порой в ней удается достичь более интересных результатов, чем в полнометражном кинематографе, так что всех призываю ходить и смотреть.


Хотелось бы отметить программы «Спектр» и «Вокруг света», где собраны фильмы из совершенно разных уголков земли, представлены очень неожиданные, на первый взгляд, географические локации. Стоит обратить внимание на программу «Мастера», в которой можно увидеть работы истинных мастеров киноискусства. Одна из наиболее громких работ, представленных в программе, — фильм «Конформист» Бернардо Бертолуччи. Также будет показана картина «Человек, пространство, время и снова человек» — новый фильм Ким Ки Дука, возглавляющего жюри конкурса.

Еще один аспект, помимо современного кино, — определенное количество ретроспектив, которые, на мой взгляд, тоже могут быть интересны широкому спектру зрителей. Вообще, у ММКФ богатая история ретроспектив: когда-то была прекрасная ретроспектива Джона Кассаветиса, которая определенным образом даже открыла его для российского зрителя; в прошлом году была достаточно обширная ретроспектива Бергмана; были ретроспективы Ежи Сколимовского, Марко Феррери. В этом году пройдет несколько замечательных ретроспектив: программа, посвященная творчеству французского режиссера Мишеля Девиля — он менее известен, чем те французские режиссеры, которых точно знают все, но при этом это тоже автор, которого с полным правом можно назвать мастером. Я думаю, что его картины будет интересно посмотреть не только тем, кто увлекается историей кино, но и зрителям, ориентированным на кино как на приятное времяпрепровождение и эстетическое переживание. Поэтому горячо рекомендую. Еще одна программа ретроспективного порядка — ретроспектива венгерского кино. Будет представлен достаточно широкий, разбросанный по историческому таймлайну диапазон фильмов. Можно будет увидеть работы Иштвана Сабо, одного из самых громких режиссеров из Венгрии, Ильдико Эньеди, которая сейчас представляет собой локомотив венгерского кино. В этом году на ретроспективе будет показан фильм, который во многом заложил основы ее творчества, — «Мой двадцатый век» — совершенно замечательная работа. Всем, кто смотрел «О теле и душе», и, может быть, хотел увидеть, как все начиналось, я думаю, будет тоже очень интересно. И еще одно совершенно особенное событие — показ ранней работы режиссера, известного как Майкл Кертис, автора «Касабланки», «Ангелов с грязными лицами» и других замечательных фильмов. Кертис по происхождению венгр и начинал свою карьеру именно в этой стране. Его картина «Нежеланная», которая будет показана на кинофестивале, считалась долгое время утерянной, то есть показ такого фильма — эксклюзивное, уникальное событие. Еще одна ретроспектива, которая должна быть интересна в том числе широкому зрителю, это ретроспектива итальянского политического кино «Свинцовые времена». Эта программа представляет особый срез итальянского кино, именно политические картины — работы жанровые, смотрятся они до сих пор очень актуально.

Да, будет что посмотреть! Ольга Эдуардовна, каковы особенности короткометражной программы в этом году? В конкурсе представлена широкая география: картины из Бразилии, Греции, Ливана...

На самом деле, широкий географический спектр объясняется тем, что фильмы снимают практически в любом уголке мира и присылают их из неожиданных географических локаций, поэтому отбор приходится производить достаточно строгий, потому что, к сожалению, у нас нет возможности устроить десять сеансов короткого метра и показать все, что хочется, так что приходится себя некоторым образом ограничивать. Но действительно получилась любопытная репрезентация и в конкурсе, и во внеконкурсных программах короткого метра: представлена и Латинская Америка, и Европа, и Северная Америка, и, естественно, ряд работ из России, то есть, на мой взгляд, цель — сделать некое панорамирование того, что происходит в коротком метре — в принципе достигнута. Если говорить про темы, то я бы сказала, что конкурсные работы достаточно разные.


Если попытаться выделить какие-то тренды, то, наверное, очень много вы увидите именно в этом году фильмов, которые определенным образом освещают феминистскую тематику.


Вообще, участвует достаточно много авторов-женщин, что, собственно, абсолютно нормально, потому что их действительно очень много, и очень много замечательных работ. Однако и в немалом количестве фильмов авторов-мужчин определенным образом звучит подтекст про girl power.

Есть еще также две внеконкурсные программы короткого метра. Я думаю, что тоже интересно про них рассказать, они всегда пользуются большой популярностью у зрителей. Вообще, короткий метр всегда интересен зрителям, это приятный формат. Первая внеконкурсная программа — это наш традиционный уголок короткого метра. В этом году программа получила название «Образы реальности». В ней будет представлено 5 фильмов, которые посвящены теме моделирования реальности, хотя с очень разных сторон: где-то социально ориентированной, где-то эстетски переосмысленной, где-то в область мифа авторы уходят. Помимо этого, картины объединены тем, что все это достаточно громкие короткометражные работы. Собственно, главный движущий локомотив во внеконкурсной короткометражной программе — это то, что будет представлена картина — обладатель «Оскара» за лучший короткометражный фильм этого кода — «Кожа». На ММКФ состоится российская премьера, к нам приедет продюсер фильма, — достаточно громкий релиз, думаю, что для многих любопытный. Еще один фильм, который также присутствовал в оскаровской номинации и уступил «Коже», — канадская лента под названием «Дикарь».Замечательная работа, которая до того, как пришла на Оскар, участвовала в Sundance. Это кино совершенно иной эстетики, чем «Кожа». Другие фильмы в программе тоже пришли от важных смотров: румынская работа «Подарок на Рождество» — фильм достаточно новый, он победил на кинофестивале в Клермон-Ферране — самом большом и важном кинофестивале короткометражных фильмов, и потом везде, где бы он ни участвовал, получал какие-то награды — уже большой фестивальный хит.  И еще две замечательные работы: канадский фильм «Девушка в кабинке» — тоже победитель нескольких важных кинофестивалей, в том числе Sundance, и фильм из Чили — к вопросу о разбросе географии, — «Лето электрического льва». Премьера фильма состоялась в прошлом году в Канне в программе «Синефондасьон», и он стал победителем этой программы. Это как раз очень необычное высказывание, очень авторское, тоже, некоторым образом, авангардное, но при этом в компании остальных фильмов смотрится очень любопытно.

Еще одна внеконкурсная программа, которая присутствует у нас уже третий раз на кинофестивале — это программа российского короткого метра, которая называется «Российское кино в перспективе». В ней в этом году будет представлено 6 работ — тоже очень разные в плане жанров и эстетики, но программа также абсолютно зрительская. Есть более авторские и драматические произведения и есть откровенные комедии.  Фильм из программы под названием «2050» был представлен на ряде международных кинофестивалей комедийной направленности, и везде фильм пользовался большой популярностью, получал призы. Картина очень коротенькая, и с точки зрения тех, кто хочет посмотреть, как в рамках короткого метра эффективно рассказывать историю, это тоже совершенно замечательный пример.

Вы занимаетесь отбором короткого метра совместно с Андреем Щиголевым. Каким образом происходит отбор фильмов? Расскажите, пожалуйста, о процессе.

На самом деле, это стандартный  процесс отбора, потому что фильмы приходят из разных источников: ленты, которые подаются на фестиваль через официальную платформу, и те, которые попадают в программы в результате наших поездок на разные смотры, общения с разными людьми, наблюдения различных тенденций, которые присутствуют на кинофестивалях и в принципе в короткометражном кино. Впоследствии эти два пути проникновения фильмов соединяются. Мы смотрим, без преувеличения, огромное количество картин, и в дальнейшем это такая же работа отборочной комиссии, как и с полнометражными игровыми и документальными фильмами: мы предлагаем друг другу какие-то варианты и обсуждаем их в формате того, что было бы актуально для программы, чтобы все-таки фильмы складывались в единое программирование, в единую картину, с целью создать в каждой программе небольшую панораму, или, может быть, панораму побольше, как в конкурсе — в этом году будет представлено 14 фильмов.

Ольга Эдуардовна, какие тенденции в российском кино можете отметить? Что можете сказать об уровне работ?

На самом деле, я бы сказала, что уровень за последнее время значительно вырос, как раз потому, что очень многие молодые авторы стали снимать, экспериментировать, и они совершенствуются методом проб и ошибок. В результате получается достаточно любопытная картина, в которой сложно выделить определенные тренды, все-таки все авторы разные. Кто-то, например, больше стремится в жанр — всегда каждый год есть определенное количество картин, которые ориентированы на жанр. Прежде всего, это комедии, где-то жанр иногда стремится к триллеру, порой появляются работы хоррор плана, пока их не очень много, но с каждым годом становится все больше. Также достаточно большой пласт российских короткометражных фильмов связан именно с авторским или экспериментальным кино: работа с кинематографической эстетикой, поиск подходящих визуальных средств. Как я уже сказала, тренды выделить сложно, но хочу заметить, что за последние годы увеличилось количество российских работ, которые попадают на международные кинофестивали, причем это фильмы разной направленности: та же работа «2050» — абсолютно жанровое произведение. В то же время более экспериментальные, авангардные картины также представлены на кинофестивалях, поэтому такая тенденция тоже есть — российский короткий метр расширяет границы, выходит на международную арену.

Это приятно слышать! У каждого кинофестиваля есть своя специфика, черты, которые его отличают. Что вы можете сказать в этом плане о ММКФ? Есть ли у него свое лицо?

Я бы сказала, что в принципе общемировая фестивальная тенденция заключается в том, что, конечно, специфики остаются, но большинство кинофестивалей идет по пути инклюзивности, выходит за пределы своей специфики. Мне кажется, что как раз ММКФ в этом плане передовой кинофестиваль, потому что его многолетняя история показывает, что в приоритете всегда были фильмы, представляющие весь спектр того, что происходит в кинематографии, причем опять-таки именно мировой, охватывающей очень неожиданные географические аспекты. На ММКФ в разные годы демонстрировались картины, путь которых к зрителю был бы гораздо сложнее, если бы не смотр, или фильмы, у которых бы вообще никогда не случилась прокатная история. Именно фестиваль дает возможность смотреть такие фильмы, быть в курсе современного кинопроцесса.

У вас большой опыт работы на различных кинофестивалях. Какие фестивали, проходящие на территории нашей страны, не известные широкой публике, можете отметить?

Не хочу никого обидеть, потому что мне кажется, что сейчас достаточно много интересных фестивалей, у всех своя специфика. Могу отметить очень интересный кинофестиваль дебютов «Движение», в котором и полнометражные дебютные работы всегда любопытно представлены, и короткометражная программа очень занимательная. «Движение» — хороший смотр для начинающих кинематографистов: даже если вашего фильма нет в программе, просто приехать и познакомиться с тем, что показывают, любопытно и полезно. Еще один фестиваль дебютов — «Дух огня», имеющий более длительную историю, чем «Движение». «Дух огня» тоже примечательный фест, экзотично место его проведения — Ханты-Мансийск. Фестиваль ценен тем, что он международный, то есть там есть конкурс и российских дебютов, и российского короткого метра, и есть также основной конкурс международных дебютов, в который каждый год приглашают фильмы из разных стран, стараются сделать так, чтобы авторы картин могли приехать и представить свои работы — тоже достаточно интересная история для молодых кинематографистов: есть возможность познакомиться с дебютантами из других стран, побеседовать, обсудить проекты. Что касается короткого метра, естественно, отмечу замечательный кинофестиваль «Короче» в Калининграде, который в некоторой степени подводит итоги предыдущего короткометражного сезона, так что, ориентируясь на него, можно проследить определенные тренды.

Ольга Эдуардовна, назовите пять ваших любимых кинофестивалей.

Первый, конечно, будет ММКФ: меня с ним связывает очень давняя история. Московский кинофестиваль — значительное событие в культурной жизни столицы, и не только столицы. Очень теплые отношения сложились у меня с Берлинским кинофестивалем. Вы знаете, что фестиваль достаточно сильно критиковали в последние годы, программный директор Дитер Косслик покинул свой пост, и теперь программу будут делать другие люди —  посмотрим, как это будет выглядеть. Конкурс Берлина бывал очень разным, неоднородным, однако во внеконкурсной программе можно было увидеть достаточно широкий спектр работ, и это не только социально-ориентированное кино, которое традиционно считается главной спецификой Берлина, но и тематически и эстетически разнообразные работы. Это просто приятный кинофестиваль, дружелюбный для начинающих кинематографистов, людей, которые только-только заинтересовались кинематографом и фестивальным движением. В Берлине нет, скажем так, не хочу произносить слово пафос, моментов, которые просматриваются на других крупных кинофестивалях, хотя там, безусловно, тоже есть красные дорожки, звезды и прочие атрибуты международного кинофестиваля. Совершенно очаровательный кинофестиваль в Турине. Там не очень большое количество премьерных работ, потому что фестиваль не класса А, строгих требований к премьерности нет, но зато очень часто в Турине можно «догнать» что-то упущенное на других кинофестивалях. Каждый год так получается, что Туринская программа состоит из очень любопытных картин, которые, возможно, незамеченными прошли на других кинофестивалях, а в Турине вдруг неожиданно начинают сиять. В принципе это тоже комфортный кинофестиваль в плане аккредитации или покупки билетов. Стоит отметить, что фестиваль проводится при поддержке Музея кино — это замечательное предприятие, один из лучших музеев кино, которые встречались на моем пути. Сейчас во время фестиваля, хотя это разные истории, проводится крупный рынок короткометражных работ, где, с одной стороны, показывают фильмы, с другой, проводят питчинги, события нетворкингого порядка, и для начинающих кинематографистов, заинтересованных коротким метром, это будет очень интересный опыт.

Я очень люблю кинофестиваль в Торонто — традиционно он считается зрительским, и особенность его в том, что он идет почти сразу после Венеции, поэтому что-то дублируется из Венецианской программы, поскольку в Венеции проходят европейские премьеры громких картин, а Торонто отводится роль североамериканских премьер. Есть в Торонто большое количество программ, в которых представлено менее ортодоксальное кино, европейские крупные работы, интересная каждый год программа документальных фильмов и моя любимая программа, у многих находящаяся в фаворе: ее объявляют последней, ее всегда очень ждут — «Midnight Madness».Существует стереотипное мнение, что эта программа посвящена хоррору. На самом деле, показывают там не только фильмы ужасов, но и вообще неортодоксальные, странные, иногда безумные работы. Кроме того, я бы выделила кинофестиваль Tribeca, опять-таки потому что меня с ним связывает личная история. Понятно, что он не такой крупный как Sundance, но тем не менее, фестиваль имеет определенную историю, с каждым годом становится все больше и больше, активно ищет свою специфику. Даже для достаточно открытой Нью-Йоркской сцены то, что показывают на Tribeca, неординарно, и многим фильмам фестиваль открывает путь хотя бы для ограниченного проката. Фестиваль интересен тем, что открыт зрителю, достаточно легко можно попасть не только на показы, но и на различные мероприятия и вечеринки, а это опять-таки возможность познакомиться с разными людьми, завязать контакты, найти творческую родственную душу. Деятельность кинофестиваля связана с деятельностью киноинститута компании Tribeca. Участники, которые получают гранты через Tribeca Film Institute, потом также имеют возможность принять участие в двухдневной питчинг-сессии в рамках кинофестиваля. Особенность работы киноинститута и кинофестиваля — это суперкомфортность и суперинклюзивность. Многие из грантов, которые выдаются киноинститутом, ориентированы на представление определенной темы или эстетики, также немало грантов, рассчитанных именно на то, чтобы поддерживать определенные группы и меньшинства в кинематографе: как этнические, так и по половой принадлежности. На сайте Tribeca Film Institute можно найти описание каждого из грантов, фондов, кто является их спонсором, какие особенности, требования предъявляются — все это четко регламентировано. Некоторые из фондов рассчитаны только на американских авторов, но есть и значительное число фондов, которые открыты к международным заявкам, поэтому начинающим кинематографистам это может быть очень интересно.

Вы являетесь куратором современных показов в Музее кино. Расскажите, пожалуйста, об основных направлениях вашей работы. Музей кино не так давно обрел новый дом на ВДНХ и продолжает активно развиваться...

Музей кино, на мой взгляд, действительно интересное и важное предприятие. Во-первых, очень интересная экспозиция. Во-вторых, ряд аспектов развития связан с различными кинопоказами, презентациями. Существует несколько направлений. Есть, например, направление киноклубов, которое сейчас активно развивается. Помимо того, что в музее проходят показы фильмов, проходят лекции, обсуждения, публика активно интегрируется в процесс, и это пользуется популярностью. Показательно, что один из самых популярных киноклубов — это киноклуб, посвященный сериалам, и на первой же лекции, которая была посвящена «Черному зеркалу», был полный солд-аут. До сих пор такой тематический кинокулуб функционирует, другие киноклубы тоже актуальны, зрители посещают их с большим интересом. Существует тот аспект, которым занимаюсь я, — это современные показы. Сейчас мы стремимся найти свой собственный путь: я стараюсь понять, кто наш зритель, чего бы он потенциально хотел. На данный момент ориентация современных кинопоказов — это значимые фильмы, которые уже не идут в прокате. Приятный мотивирующий момент в Музее кино — лояльные цены на кинопоказы.  Если рассматривать апрельскую программу, то это якутский фильм «Мой убийца» Костаса Марсана — очень необычная картина, которая была представлена первый раз в рамках российской программы на 38 ММКФ, а впоследствии у фильма хорошо сложилась фестивальная судьба. Также мы показываем в апреле картину «Навсикая из долины ветров» Миядзаки — не побоюсь этого слова, великий фильм. Из громких авторских релизов в Музее кино сейчас идет «Капернаум» Надин Лабаки, премьера которого состоялась в Канне в прошлом году.

Поговорим непосредственно о кино. Какие фильмы последних лет произвели на вас сильное впечатление?

Это очень сложный вопрос. На самом деле их очень много. Я не разделяю позиции о том, что в последние годы все пропало, больше ничего нового не будет, есть только сериалы и VR. Нет, каждый год, и в рамках фестивального движения, и в рамках коммерческих показов появляются работы, интересные с точки зрения киноэстетики. Один из фильмов, который не то что произвел неизгладимое впечатление, но он показателен с точки зрения того, о чем мы говорили ранее, — «Виновный» — датская картина, которая была представлена в том числе на Туринском кинофестивале. Я присутствовала на премьерном показе, картина сорвала бурные овации, при том, что это очень скромная работа, снятая за ничтожный по меркам современного кино бюджет.  Фильм производит впечатление за счет тех средств выразительности, которые автор использует. Все действие происходит в одной комнате, большую часть времени мы наблюдаем за главным героем, который разговаривает по телефону, все очень минималистично, но при этом фильм не смотрится фестивальным экспериментом, из тех, что вызывают глубокий ужас у зрителей. Это минималистично решенное, но при этом абсолютно зрительское кино. У фильма интересная фестивальная судьба, и мы с большим удовольствием показали бы его на ММКФ, но у картины уже был релиз в России в рамках дней скандинавского кино. Сейчас «Виновный» доступен в цифровом релизе, и, как по-настоящему хорошее кино, он потрясающе смотрится и в кинотеатре, и на небольшом экране. Та же «Дафна», которая будет на ММКФ, тот же «Груз» Главонича, решенный минималистичными средствами: в фильме практически отсутствуют диалоги, но при этом это очень активный киноязык, очень динамичный, и нет ощущения монотонности, это полноценное высказывание именно в кинематографической эстетике. Мне кажется, что во многом ММКФ, как бы закольцовывая эту тему, является отражением того, что произвело на нас, членов отборочной комиссии, сильное впечатление, того, чем мы хотели поделиться со зрителем.

Ваш любимый киногерой?

Это тоже сложный вопрос, потому что смотря с какой точки зрения. Из того, что быстро приходит в голову — мне очень нравится Невеста в «Убить Билла» Тарантино по нескольким причинам. Частично это связано с тем, что фильм представляет из себя дилогию, и на самом деле получается, что это два фильма, несмотря на то, что изначально Тарантино заявлял, что просто перерезал ленту пополам: конечно, это неправда. Очень заметно, что фильмы совершенно разные, и одна из закономерностей, из этого вытекающих, это то, как развивается персонаж Умы Турман и как мы воспринимаем героиню. На мой взгляд, это очень интересное психологическое развитие. Мне кажется любопытным, что это героиня, которая с одной стороны супергерой, с другой стороны, в ней есть определенная амбивалентность , и, кроме того, особенно вторая часть фильма еще и показывает ее с общечеловеческой стороны. Собственного говоря, это тоже любопытно, что первая картина отсылает к фильмам про якудза, вторая часть — это сначала вестерн, а в конце в общем-то классическая мелодрама, которая и героиню представляет в определенном образе. Эти три сочетания мне интересны, мне кажется, что именно с точки зрения создания полноценного, очень яркого, необычного образа женщины-протагониста, это один из лучших примеров. По крайней мере, в относительно недавней исторической перспективе.

Сцена в кино, которая произвела на вас сильное впечатление?

Тоже из того, что сразу приходит в голову, — один из моих любимых режиссеров Дэвид Линч. Мне кажется, у Линча все производит впечатление, поэтому я разрываюсь между тем, чтобы выбрать обезьянку в финале полнометражного «Твин Пикса» и «Малхолланд Драйвом», но, наверное, все-таки остановлюсь на «Малхолланд Драйве», где тоже могу выделить несколько сцен, то, как они решены. Одна из сцен, которую многие выделяют как самый страшный момент в истории кино, — это кричащие старички. Если говорить о моментах более технических, интересных с точки зрения монтажа и работы с пространством, могу отметить решение финальной части «Малхолланд Драйва», когда ключик открывает синюю шкатулку, и мы видим часть героев, которых привыкли наблюдать в определенном амплуа, с другой стороны. Там есть интересно решенные монтажно и эстетически эпизоды. Когда героиня Наоми Уоттс встречается с героиней Лауры Хэрринг, и в какой-то момент мы понимаем, что скорее всего это не реальная встреча, а галлюцинация, примечательно то, как это решено монтажными приемами, в том числе сбоем монтажной оси, когда сцена придерживается одного ракурса, а потом внезапно начинает его менять. Это очень сильно заметно, и в отличие от работ других режиссеров, смотря которые и видя подобный визуальный эффект, часто думаешь: видимо, у них не было удачного кадра с центральной композицией, поэтому они использовали этот прием, у Линча в этом прослеживается внутренний авторский замысел, и это действительно что-то ломает в голове. Собственно, такие моменты и делают Линча Линчем.

Любимая цитата из кинофильма?

У меня их очень много. Из того, что приходит в голову и применимо к реальной жизни, — цитата из «Хорошего, плохого, злого»: «Если хочешь стрелять — стреляй, не надо разговаривать».

Комментировать

Если вы хотите помочь сайту, то можете купить у нас рекламу или задонатить любую сумму:






Читайте также:

В Россию приедет самый масштабный фестиваль фантастического кино

Настолько ли дороги билеты в кино в России? [Рейтинг]

История Второй мировой войны в деталях на телеканале HISTORY

ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: