«Появятся профессиональные ясновидцы, которые будут создавать сны, продавать их, может быть, вставлять в них рекламу»

07 Январь 2013
«Появятся профессиональные ясновидцы, которые будут создавать сны, продавать их, может быть, вставлять в них рекламу»

 

Каким футурологи видят развитие кино, будут ли популярны виртуальные актеры и цифровые копии реальных кинозвезд, сможем ли мы смотреть чужие сны как фильмы и скачивать их с торрентов — об этом корреспондент РБК daily WEEKEND МАРИНА ЛАТЫШЕВА поговорила с АЛЕКСЕЕМ ТУРЧИНЫМ, писателем, историком, футурологом, членом Российского трансгуманистического движения, соавтором книги «Футурология» (он написал ее вместе с Михаилом Батиным).

 

— После появления сверхреалистичного и непривычного зрительскому глазу «Хоббита» Питера Джексона в формате 48fps многие жаловались на дискомфорт. Означает ли это, что уже снимается кино, рассчитанное на будущее, на человека с более совершенным зрением?

— «Хоббита», признаюсь, я пока не видел. Но тут такой момент: людям всегда хочется пожаловаться на что-то новое. Независимо от того, насколько хорош или плох формат 48 кадров в секунду, найдутся люди, которые скажут, что это плохо, потому что это отход от привычного.

Интереснее другое. Интересен тот факт, что в целом все идет к исчезновению грани между воспринимаемой и иллюзорной реальностью. Один из пределов развития визуального искусства — создание такого кино, которое никак не отличалось бы от воспринимаемой реальности, а затем бы даже ее превосходило. Попытки предпринимаются, и самые разные. Есть кинотеатры и с запахами, и с качающимися креслами. Есть шлемы, которые можно надеть и получить телескопическое изображение, реагирующее на повороты головы. Но главный шаг будет сделан в тот момент, когда можно будет напрямую подключаться к мозгу человека, нервным каналам, которые ведут в мозг от глаз, и транслировать иллюзорную реальность.

Подобная перспектива недалека. Это может появиться в течение нескольких ближайших десятилетий. Когда такие технологии будут внедрены массово — другой вопрос. Все же это вмешательство в мозг человека, требующее медицинского и этического одобрения, тут все сложнее, чем просто проблема стоимости. Но полагаю, что лет через 20 человечество будет способно как передавать визуальный поток внутрь мозга, так и скачивать этот поток из мозга. То есть мы сможем записывать сны людей, и это изменит визуальную культуру. Появятся профессиональные ясновидцы, люди, которые будут создавать сны, продавать их, может быть, вставлять в них рекламу.

— То есть может исчезнуть необходимость в большинстве «материальных посредников» между иллюзией и тем, кто ее воспринимает, будь то кинотеатры, диски и т.п.

— Все равно нужен некий носитель, на котором можно будет выкладывать сны, откуда их можно будет закачивать и смотреть. Нужны будут форумы, торренты, трекеры и другие существующие инструменты обменного контента. Не исключено, что продукт можно будет скачивать из мозга, но смотреть только на экране. Какая степень погруженности в чужое сознание безопасна для человека, пока не вполне понятно. Надо сделать так, чтобы человек смог пережить чужой кошмар без травм. Здесь речь идет уже о заборе не только визуального, но и смыслового потока. Обычно во сне самое интересное — это не визуальный ряд, а то, как мы его ощущаем, что мы по его поводу думаем.

Тут возникают сложные вопросы о том, насколько сохранится человеческая идентичность зрителя, если соединится таким образом поток переживаний его и того, чьи сны он смотрит, что случится, если потребитель полностью погрузится в сознание другого человека. Не получится ли, что он теряет себя, у него в голове словно бы возникнет копия того, чей сон он смотрит.

Но по крайней мере сама возможность таких технологий реальна. Уже сейчас удалось из мозга крыс и кошек считать реакцию на изображение, на которое они смотрят. Даже удалось извлечь некие смутные картинки снов из их мозга. Это делается с помощью разных видов томографии и последующей сложной компьютерной обработки данных. Второй подход состоит во вживлении микроскопических роботов через кровоток в мозг. Эти исследования проводились в Японии несколько лет назад. И однажды научный журнал «Нейрон» вышел с обложкой, на которой его название было выложено из картинок, которые представляли себе кошки, смотревшие на слово «нейрон». То есть технология уже разработана, ею можно пользоваться.

— И люди перестанут ходить в кинотеатры?

— Люди ходят в кино не только для того, чтобы смотреть фильмы, но и чтобы иметь возможность коллективно общаться. Если человеку хочется посмотреть кино, он может фильм купить, скачать и посмотреть его дома. Поход в кино выполняет социальную функцию. Равно как и поход в ресторан. Мы можем есть дома, с голоду не умрем, но при этом кафе становится все больше. Это связано с потребностью общения. Так что в перспективе, думаю, кинотеатры могут стать еще более изысканными, но их не заменишь.

— Уже существуют виртуальные музыканты и актеры. Есть данные, что один известный актер обратился в копанию Light Stage, занимающуюся компьютерной графикой, с просьбой смоделировать его компьютерного двойника, чтобы в будущем вечно молодой двойник «снимался» в кино. У таких форм в кино есть будущее?

— Цифровые копии человека возможны, это как фотография, натянутая на трехмерный образ, как мультипликация, только очень качественная. Пока такого качества достичь не удается, но когда-нибудь можно будет смотреть на игру двойников реальных актеров. Как далеко это во времени от нас? Виртуальные актеры уже есть, весь вопрос в качестве. Полностью анимационный фильм «Последняя фантазия» с созданными на компьютере актерами (правда, озвученными реальными людьми) был снят еще в 2001 году. И, кстати, он провалился в прокате. Противные они были, эти компьютерные актеры, никакого удовольствия от просмотра не испытываешь.

— То, о чем мы говорили, фактически срастание человека с компьютером. При таком раскладе человек станет более рационален, а ведь искусство без эмоций невозможно.

— Если человек не будет рационален, он никогда не срастется с искусственным интеллектом и вообще произойдет катастрофа и мы все погибнем. Некий уровень рациональности для прогресса необходим. Рациональность — это не значит, что человек не испытывает эмоций, но он их осознает и контролирует. А благодаря апгрейду человек сможет испытывать те эмоции, которых не знал раньше.

Вообще тема искусства и технического усовершенствования человека, любые новые формы и форматы в кино — это скорее вопрос адаптации сознания. В некотором смысле человек привык воспринимать искусство символически, ему не нужно более совершенное зрение, чтобы читать роман, понимать его и благодаря собственному воображению создавать собственную картинку на основе установок автора романа. Это сотворчество, где каждый создает свой роман на основании прочитанного текста.

Правда, когда мы имеем дело с плотным потоком визуальной информации, тут роль фантазии зрителя, наоборот, снижается. Зритель в меньшей степени становится сотворцом возникающего образа. Можно, конечно, представить себе технологии, направленные как раз на соавторство. В случае тех же трансляций снов задача может быть не в том, чтобы записать сон из головы одного человека и в точности его воспроизвести в голове другого (что есть подавление личности). Можно некие базовые элементы, фабулы сна закачивать в мозг пользователя, где они будут развиваться в соответствии с его, пользователя, внутренними потребностями. Это была бы уже некая ролевая игра.

— Это виртуальная реальность, но не искусство.

— Искусство всегда изменяло свои формы в зависимости от доступных технологий. В конце XIX века появилась фотография, это стало для искусства поводом отказаться от функции изобразительности. Стали возможными импрессионизм и абстрактное искусство, не старавшиеся точно отобразить реальность, их целью был анализ того, как она воспринимается, как переживается, какой есть ритм форм. Об искусстве не стоит переживать, оно всегда найдет способы применить новые инструменты для создания художественных образов.

Источник

Комментировать



ВАКАНСИИ ИНДУСТРИИ: